Детей не выбирают

0
48

Зинаида Васильевна, мама 20 приемных детей, говорит: «Помните, как отвечает героиня фильма “Однажды 20 лет спустя”, когда ее спрашивают — чего вы ждете от жизни? Ребенка. Вот и я так же».


Зинаида Васильевна со своими детьми: первый ряд слева направо: Валя, 14 лет; Зейнаб (Ксения), 15 лет; Света, 15 лет; Федор, 15 лет. Второй ряд: Сережа (старший), 19 лет; Вика, 16 лет; Зинаида Васильевна — мама; Саша (средний), 15 лет; Александр (старший), 17 лет. Третий ряд: Катя, 8 лет; Вика (младшая), 9 лет; Саша (внук), 8 лет; Сережа (младший), 13 лет.
Сейчас Зинаида Васильевна опять хочет взять малыша, и дети мечтают о маленьком. Она уже для него одежду приготовила, но в детском доме малышей не дают


Баку—Пустынь

Несколько лет назад в сельском храме я увидела на службе немолодую женщину, а вокруг нее множество детей. Потом батюшка рассказал мне: она воспитывает 20 приемных детей. И когда на исповеди я пожаловалась на то, что не могу сладить со своими малышами, раздражаюсь, кричу на них, он сказал: «Тебе надо обязательно поговорить с Зиной». И я поехала поговорить.
Зинаида Васильевна Кидярова родилась в 1951 году в Баку. С мужем развелась, когда дочери был год, а сыну три, воспитала детей одна (точнее, с мамой). В1992 году, во время национального конфликта в Баку, переехала в Россию. Когда бежала из Баку, то дала обет: если со своими детьми спасется, возьмет ребенка из детдома. Тогда Зинаида Васильевна, конечно, не думала, что их будет столько.
В Рязанской области купили дом, обзавелись хозяйством. «И стал мне постоянно сниться сон — является старец с младенцем на руках и говорит: “Этими детьми тебя благословил Сам Господь”. Сон повторяется, а я все думаю: “Господи, как же быть, дом-то еще не достроен?!” Обратилась к священнику из Москвы, который служил в то время в нашем сельском храме, он посмотрел на меня и говорит: “Это от вас не зависит, езжайте, берите детей”. Когда он так сказал, я опять поймала себя на мысли — почему детей, я ведь собираюсь только одного ребенка взять?»
После этого Зинаида Васильевна поехала в Солотчинский детдом под Рязанью и взяла… Танюшу и Лешу (брата с сестрой). Когда увидела их, то поняла, что еще вернется за другими. Вот так они и приезжали с сыном Димой — набегами: приедут, возьмут буквально первых, кого предложат. Ни одного ребенка сама она принципиально не выбирала: «Это ведь не фрукты-овощи, чтобы их выбирать, мама, когда носит ребенка, не выбирает, каким он будет».
Зинаиду Васильевну предупреждали, что дети сразу в семью не пойдут, что нужно время познакомиться, но на деле все выходило проще. Все дети соглашались жить у нее сразу. «Так получилось — зашли, Дима им улыбнулся, они в ответ ему улыбнулись и остались с нами». Сын Дима — большой помощник для мамы, он заменил в доме отца и стал примером для приемных мальчиков. Сейчас Диме 30 лет, дети его очень любят, он часто забирает кого-нибудь к себе погостить.
В 1997 году у Зинаиды Васильевны уже было шестеро приемных детей. Тогда они и переехали в село Пустынь, где Рязанский фонд поддержки детей-сирот построил им дом. Помогли переехать, но сдали только полдома, а вторую половину так и не достроили. Незаконченное второе крыло дома, где владыка Симон Рязанский и Касимовский (+ 1 сентября 2006 г.), бывший духовником семьи, благословил обустраивать домовый храм, пока стоит заколоченное.

Такие разные
Когда Зинаида Васильевна впервые собралась взять детей, ей посоветовали оформить приемную семью: меньше волокиты с документами. Первых шестерых она брала из детдома. Потом детей ей стали привозить со всей округи, зная, что она возьмет всех. Каждого ребенка она воспринимает как своего, сразу и бесповоротно.
Катюша пришла в семью самой маленькой — в два годаСамой маленькой пришла в семью Катюша — ей было два года, сейчас восемь. Катя наполовину индианка. А вот Наташа была почти взрослой — 15 лет. «Когда ее увидела, впервые испугалась, — рассказывает Зинаида Васильевна. — Такая была вульгарная девица: яркий макияж, юбка такая, что проще кофточкой назвать. Сейчас она совсем другая — в поведении, во взглядах, во вкусах».
Почти все дети сразу стали называть Зинаиду Васильевну мамой, хотя сама она никогда не настаивала на этом. Она никогда ничего у ребенка не выспрашивает о его жизни — когда ребенок оттает и захочет сам рассказать, тогда и расскажет. У шестерых детей инвалидность. Правда, с двоих ее уже сняли. Попав в семью, в обстановку, где их любят, дети перестали отставать в развитии.

Сережа-старший. Он жил в детдоме вместе с сестрой. Когда его забирали, чтобы она не переживала, сказали, что его берут только в гости. А потом не выдержали и вернулись за ОлейСережа-старший. Пока мы гостили у Зинаиды Васильевны, он практически не отходил от мамы, был всегда рядом, на подхвате. И чаем нас угощал, и видеомагнитофон настраивал. Когда его взяли, ему было пять лет, он практически ничего не мог делать руками, координация была сильно нарушена. Диагноз — олигофрения. Если бы вы увидели его и поговорили с ним, в жизни бы не догадались, что у него такой диагноз. Спокойный, приветливый красивый парень, ловит каждое мамино слово, готов помочь в любой момент. «Сережа, скажи Свете, корову надо подоить». Сережа уходит, приходит через две минуты: «Мам, она не хочет». «Ну подои, сынок, сам тогда». Он идет и доит, носит воду корове, все это делается с умением, спокойствием и любовью. Сережа очень здорово лепит из пластилина: целые дворцы, города, деревеньки с людьми, животными. Сейчас мальчик учится в ПТУ. Ему уже исполнилось 19, но он остается в семье, т. к. один жить не сможет.
Вова. Его в семье в шутку называют «ботаник». Он дважды был обморожен, в детдоме его били шлангом. Я видела Вову несколько лет назад в храме вместе с его братьями и сестрами. Тогда, помню, детки Зинаиды Васильевны — им было по шесть-девять лет — буквально набросились на мою Ксюшу, которая была еще в колясочке, с просьбой дать поносить, покачать на ручках. А Вова очень серьезно сказал: когда он вырастет, будет священником. Сейчас, правда, он передумал и в этом году поступил в педучилище, хочет стать учителем начальных классов.
Алеша, первый из детей. Не мог ходить. Два шага шагнет, падает. Ножки были иксом, на груди горбик. А теперь он учится в военном автомобильном институте, будущий офицер.
Зейнаб — татарка, здесь два года. В общем, и не знаешь, как ее правильно называть — Зейнаб или Ксения. Она крестилась, сейчас помогает в храме — и поет на клиросе, и читает. Бабушки в храме ее очень любят, она ведь ведет практически всю службу с батюшкой. Зейнаб пишет стихи. Зинаида Васильевна вспоминает, что, когда Зейнаб только попала к ним, была ужасно забитая, запуганная. Позже выяснилось, что родная мама била об ее голову тарелки. У нее ужасно болела голова, по ночам девочка кричала. Приходилось сидеть ночами с ней, успокаивать. Сейчас все, слава Богу, наладилось. «Вот Ксения такая — на речку не пойдет, — говорит Зинаида Васильевна, — купальник не наденет, топик не наденет, очень целомудренная». Когда я спросила у Ксении, кем она хочет быть, она ответила: регентом и учителем.
Сережа-младший — стойкий оловянный солдатик, очень сильный духом мальчик. Он наполовину афганец. Худенький, веснушчатый. Когда благочинный о. Михаил его увидел, сразу сказал: о, это мой (батюшка в молодости служил в Афганистане). «Сережа до часу-двух ничего не ест, не пьет в те дни, когда на службе, рассказывает о нем Зинаида Васильевна. — Говорю — поешь, ты же не причащаешься сегодня, а он — ты что, мама, я же в алтаре!»

Сережа (справа) — сильный характер, стойкий оловянный солдатик. Рядом с ним Саша. Сашу Зинаида Васильевна впервые увидела в Рыбинском детдоме, но тогда у них было очень тесно и она сказала, что возьмет его, когда будет больше места. Вскоре ее семье дали большой дом. В это время и Сашу перевели в местный детдом. Там Зинаида Васильевна его и нашла

Читать дальше

Какая помощь нужна?
Зинаиде Васильевне и ее большой семье очень нужна помощь. И не только материальная. Дом, где проживает семья, — служебный. Это значит, что дети здесь могут оставаться официально только до 18 лет. После 18 приемным детям должно выделяться жилье, на практике же выходит по другому. В семье Кидяровых уже семеро «выпускников», но ни один из них не получил жилья. Особенно волнуется Зинаида Васильевна за Сережу: он самый незащищенный, отстает в умственном развитии: случись что с приемной мамой, он останется совсем один, без дома и средств к существованию.
Нужна помощь юристов, чтобы добиться предоставления жилья для ребят-выпускников, положенного им по закону. Нужно оформить документы Наташе. Ей уже 24 года, но она до сих пор не может получить паспорт, потому что мама ее родом из Белоруссии, а сама она родилась в Германии. Из-за отсутствия необходимых документов Наташа не может вступить в брак, не может учиться дальше. Недавно Наташа получила вид на жительство, но паспорта по-прежнему нет.
Одно крыло дома не достроено, его нельзя использовать для жилья. Недавно у Зинаиды Васильевны сгорели сараи из-за неисправности проводки. Теперь, скорее всего, придется продавать корову. Нужна любая денежная помощь, а также помощь в организации поездок для ребят по святым и просто интересным местам. Организовать это собственными силами практически невозможно. Сейчас в семье живет 11 детей от 8 до 18 лет и Сережа, которому уже исполнилось 19. Очень пригодился бы компьютер для обучения детей.
Если вы хотите помочь Зинаиде Васильевне и ее детям, средства можно перечислить на их счет:
Банк получателя: Рязанское ОСБ 8606 СБ РФ г. Рязань,
БИК 046126614,
к/с 30101810500000000614.
Получатель: ИНН 7707083893
Касимовское ОСБ 2612 г. Касимов,
р/с 47422810353059902001,
филиал 2612/030, р. п. Елатьма, ул. Янина, 9,
л/с 42301810753050175809/01
Кидяровой Зинаиде Васильевне
домашний адрес: 391351 Рязанская область, Касимовский район, с.Пустынь, приемной семье Кидяровых (семейный детский дом)
или передать через нашу редакцию: Москва, Ленинский пр-т д.8 кор.12, больничный храм царевича Димитрия, редакция журнала «Нескучный сад»; тел. (495)237-5853.

Елизавета ПРАВИКОВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь