Сегодня в Алтайском крае станет одним счастливым ребенком больше

0
85

Сейчас в семье Ямщиковых, помимо двух собственных дочерей — Антонины (20 лет) и Марии (18 лет) — уже пятеро приемных: Эмилия (18 лет), брат и сестра: Женя (15лет) и Тамара (14 лет), Василий (15 лет), Настя (2,5 года) и Андрей (1,5 года).

Антонина обучается на третьем курсе Киевского университета, Мария учится в Московской академии, Эмилия – уже студентка первого курса АГУ, Женя и Василий готовятся к поступлению в Суворовское училище.

Официальное усыновление детей планируется после поступления в вузы старших ребятишек. «Если дети будут усыновлены до этого, то при поступлении у них теряется льгота» — сообщила приемная мама – Людмила Ямщикова. В данный момент она – домохозяйка, занимается воспитанием детей. Ее супруг- Александр Ямщиков – военнослужащий, подполковник.

Интересно, что прежде чем взять в семью Алешу, Ямщиковы долгое время не могли найти ребенка, которого им можно было усыновить.

«Просто нет в базе данных детей, которых можно было бы взять в опеку», — рассказывает Людмила Ямщикова. – Мы почти год готовили наших ребят, что в семье появится еще один малыш. А потом – не могли никак его найти. Обращались во все детские дома Алтайского края. Нам предлагали тяжело больных детей. Но в данный момент, мы не можем на это пойти — нужно старших готовить в вуз. А у меня такой характер, что самому тяжелому я буду уделять все время, значит – упущу возможность подготовить старших, плюс двое маленьких. При этом Андрюшка очень ревностно относится ко всем, кто ко мне подходит. А я четко понимаю, что не смогу одновременно поднять тяжело больного малыша и одновременно достаточно уделить внимание этим. Сначала нам хотелось взять маленького – хотя бы до пяти лет. Таких, нам сказали, нет. Между тем, я знаю, почти через неделю после того, как я обратилась с заявлением, что готова взять в опеку ребенка, в Италию был отправлен мальчик 3,5 лет, абсолютно без медицинских отклонений».

Отметим, что на Западе проще решаются медицинские проблемы детей. Поэтому в России одно время существовало правило, по которому иностранцам, желающим усыновить ребенка, в первую очередь предлагались дети с отклонениями в здоровье.

Оказалось, что все базы данных, которые имеются в Интернете, не соответствуют действительности: ребятишки, которые там заявлены, уже попали в семьи, или на них оформляются документы, или, как говорят сотрудники в детдомах, потенциальные родители к ним присматриваются. «В результате долгих поисков мы нашли Алешу» — говорит Людмила.

Алеша

Мальчику 10-й год. А он даже первый класс не закончил. Отец неизвестен, биологическая мать – в розыске. Сейчас решается вопрос о лишении ее родительских прав. Дело это долгое. Однако, Алеша 30 мая получил статус «оставшегося без попечения» и теперь новая семья может его забрать. Там, в Заринске, для Алеши уже заказана кроватка, подготовлено место, его там ждут приемные родители, братья и сестры.

«Конечно, проблемы будут. И мы к ним готовимся. Мальчик не учился, увидел многое из того, что не стоит видеть и знать ребенку. Значит, будут долгие разговоры, объяснения и прочее. Через многое подобное мы уже прошли. У нас ведь тоже были и воровство и неопрятность, и сложности со здоровьем. Но мы, я думаю, справимся. Вот даже уже полгода я не нахожу следов того, что мои ребятишки курят. А ведь у некоторых был стаж курения 8 лет – с первого класса» — говорит Людмила. Впрочем, проблем хватает и сейчас. До сих пор во время болезни, вроде взрослые уже дети, теряют во сне родителей. И Людмиле и Александру приходится подходить к ним, успокаивать, что все хорошо, все вместе.

Семья и дети

«Зачем мне это нужно? Это теперь наш с мужем смысл жизни – говорит Людмила. — У нас двое дочерей. У обеих были большие проблемы со здоровьем. Мы с мужем верующие, — не фанатики, но достаточно для того, чтобы задаться вопросом – может, нас за что-то наказывают сверху, раз наши дети больны, и что сделать, чтобы они были здоровы? И почему-то мы с мужем решили как-нибудь взять хотя бы одного приемного ребенка» — рассказывает Людмила Ямщикова.

Сразу это осуществить не удалось, поскольку Александр служил в удаленных местах, где не было детских домом. Потом семья переехала на Чукотку. Там Людмила устроилась в школу социальным педагогом. По специальности приходилось работать с трудными подростками, в том числе и с оставшимися без попечения.

Тамара и Женя

 

«Разрубила гордиев узел желания и нерешительности Тамара. На задней парте у меня в классе всегда лежали карандаши и бумага, чтобы ребятишки могли со своей проблемой прийти, порисовать, успокоиться, рассказать. Как-то ко мне на урок прибегает Тамара, вся в слезах. Я ей киваю на заднюю парту – мол, посиди, порисуй, а потом поговорим. После урока она мне и заявляет, я очень хочу, чтобы вы были моей мамой – продолжает рассказ Людмила — Конечно, сразу я ничего не обещала – объяснила, что у меня есть взрослые дети, муж, с которыми я должна посоветоваться. Муж согласился. А дети — они тогда учились в Киеве — месяца три-четыре не давали никакого ответа. А потом написали письмо – почему бы и нет? Вот так в 2003 году у нас появилась Тамара и ее брат – Женя. С этого и началась наша эпопея».

Андрюшка

А в прошлом году семья пополнилась еще на два маленьких человечка — в июле из Бийского дома ребенка взяли 6-месячного Андрюшку. В Доме ребенка он провел 1,5 месяца. Когда попал туда, не умел даже переворачиваться. «Сотрудники Дома ребенка сделали очень много за эти полтора месяца. Когда мы его взяли, он уже не только поворачивался – сам ложку держал. В семье, конечно, стал развиваться очень быстро. Сейчас – это лопотучее и топотучее наше чудо».

Настя

А в сентябре сотрудники Заринской больницы, где первое время находятся оставшиеся без родительского попечения дети, попросили на время приютить маленькую Настю, поскольку в больнице было холодно. «На время стало – навсегда. Сейчас нашей Насте – 2 года, 5 месяцев» — смеется Людмила.

Мужество и сострадание

За 4 года Ямщиковы изучили практически все законы, касающиеся усыновления детей и опеки над ними.

По словам Людмилы, ей пришлось столкнуться со множеством проблем, которые могут отбить желание взять в семью маленького человечка. Одна из них — очень сложная и неприятная процедура выбора детей. Причем такая процедура, по словам Людмилы, действует только в Алтайском крае.

Если в других регионах люди, делающие усыновить ребенка, могут прийти в детский дом в качестве гостей, общаться со всеми детьми, пить чай, играть, и в процессе общения исподволь, потихоньку, никого не травмируя, искать подходящего для себя ребенка, то здесь, на Алтае, другая система.

По словам Ямщиковой, «Сначала получаешь направление на одного ребенка в орган опеки, там показывают фотографии детей, при этом зачастую уже многолетней давности. Затем с направлением на конкретно этого малыша идешь в детдом. Там его отдельно приводят в комнату, в которой помимо нас двоих еще находятся социальный работник, представитель органа опеки и главный врач учреждения. Как в этой обстановке общаться ребенку и взрослому, которые хотят стать семьей, найти какие-то общие, родственные моменты? При этом ребенок ведь отчетливо понимает, зачем его сюда привели. А если закрались сомнения, или ты понимаешь, что с этим малышом у тебя не получится? Уходишь, а он-то воспринимает это – как «я не понравился, я такой, что меня никто не полюбит». А тем более, если от него уже отказались собственные родители?», поясняет многодетная мама. Она вспоминает:

«Я, когда увидела Алешу. Говорю ему, мы давно за тобой наблюдаем, и очень хотим, чтобы ты жил с нами. А он в ответ – «А я не хочу. Я решил для себя, что не пойду в семью». Мы, взрослые, все опешили. Здесь бы обнять, приголубить, посидеть вместе на корточках, может, поплакать. А как? – столько глаз… Сейчас у нас, конечно, контакт налажен. Мы каждый день перезваниваемся, общаемся…И все равно так долго происходит процедура оформления документов!».

… Теперь эти дети — мои проблемы

По мнению опекунов, в России очень плохо работает пропаганда приемных семей. Между тем, государству очень выгодно даже в финансовом плане, когда ребенок воспитывается в семье.

На данный момент заработная плата опекуна — 2,5 тысячи рублей. Еще четыре тысячи выплачивается на содержание ребенка. То есть в приемной семье государство тратит на ребенка 6,5 тысяч рублей в месяц.

А на воспитанника приюта или детдома государство ежемесячно тратит 20-25 тысяч рублей в месяц.

«При этом, семья спасает ребенка. Я теперь убеждена, что если бы дети вместо детдомов и приютов воспитывались в приемных семьях, в наших тюрьмах детей стало меньше на 70 %» — говорит Ямщикова, и добавляет:

«И, помимо этого, в большинстве случаев мы, приемные родители, освобождаем государство от заботы о таких детях в будущем. Из госучреждения ребенок выходит на улицу в 18 лет. Как он потом дальше будет жить, никого больше не волнует. А мы не можем бросить ребенка после 18 лет. Как? Если в течение нескольких лет ты вкладывал в него свою душу, любовь, заботу… Теперь эти дети — мои проблемы. Это я думаю – как дать им высшее образование, как вырастить их здоровыми и достойными людьми. Мои проблемы — как их обеспечить, где им найти жилье. А в будущем уже у их детей обязательно будут бабушка и дедушка, а у всех вместе — полноценная и любящая семья. Вот и посчитайте, насколько сократится вал преступности? На сколько достойных граждан станет больше в государстве?».

За четыре года хождения по учреждениям опеки и образования по вопросам усыновления и воспитания детей, Людмила накопила такой опыт, что готова предложить свою программу помощи обездоленным детям. Своими предложениями она собирается поделиться с губернатором Алтайского края Александром Карлиным и вице-губернатором Николаем Черепановым.

Но это попозже. В ближайшее время – забрать домой Алешку, адаптировать его, согреть семейным теплом. А уже 15 июня вся семья целиком уезжает на море в Краснодарский край.

Справка:

С начала 2007 года более 300 детей-сирот в Алтайском крае обрели новых родителей. Всего сейчас в интернатских учреждениях Алтайского края воспитывается около 4 тысяч детей, лишенных родительского обеспечения.

 

Дети Алтая

Отметим, что под руководством Николая Черепанова в крае уже разрабатывается программа помощи социально незащищенным детям. Она так и называется — «Дети Алтая».

Как сообщил Николай Черепанов, в Алтайском крае значительное количество семей и детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. На 1 января 2007 таких детей зарегистрировано 336,8 тыс. Из них более 3 тыс. детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, около 11 тыс. детей-инвалидов и более 22 тыс. детей, находящихся в социально опасном положении. Все эти группы несовершеннолетних нуждаются в социальной реабилитации и адаптации, интеграции в семью и общество. «При этом требуется не только решение обозначенных проблем, но и реализация прав детей на развитие их природных задатков, адресная поддержка одаренных детей со стороны государства, психолого-педагогическое сопровождение каждого ребенка с особыми потребностями». Именно эти задачи и должна будет решать программа «Дети Алтая». На апрельской сессии депутаты краевого совета народных депутатов уже приняли эту программу в первом чтении, с учетом того, что она будет подвергнута серьезной доработке.

Как сообщила ИА Амител исполнительный секретарь Общественной палаты, а также член рабочей группы по разработке данной программы Ирина Козлова, программа вызвала сильный интерес. Она действительно предлагает возможные решения имеющихся проблем детства. О том, что это программа получила одобрение у депутатов и они заинтересованы, говорит тот факт, что они потребовали увеличить количество направленных средств на некоторые разделы программы.

Также добавим, что в этом году в Алтайском крае начинает работать региональное отделение Всероссийской общественной организации многодетных и приемных семей «Много деток — хорошо». Большинство сотрудников организации – члены многодетных семей.

Елена Лепезина

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь