На трех младенцев из «Окна жизни

0
57

— В прошлом году был всего один такой младенец. Но его уже усыновили, — сообщил «Комсомолке» заведующий сектором по вопросам опеки, заботы и усыновления Львовской облгосадминистрации Роман Хлопецкий. — А вот остальные пока живут в детском доме.  

Журналисты решили сходить в гости к младенцам. Но нам сначала отказали.
— Да вы что! В Украине существует тайна усыновления. Ведь этих детей усыновят сразу же, как только пройдет два месяца. И потом меня родители будут упрекать – какое право мы имели разрешать доступ к их ребенку! – воскликнула директор Львовского коммунального дома ребенка № 1 Алла Лигостаева.
После долгих уговоров нам все-таки разрешили посетить найденышей. Но с нас взяли обещание, что мы никогда и никому не расскажем, кого из них подбросили в «Окно жизни», а кто попал сюда иначе.
По ее словам, детки к ним попали в  возрасте от нескольких дней до полутора недель. Все – здоровые и ухоженные. Сразу видно, что до момента, как они попали в «Окно», за ними хорошо смотрели. И чтобы их усыновить, уже выстроилась очередь в 110 бездетных пар. Но им придется выждать два месяца, не объявится ли настоящая мать ребенка.
Интересно, что две недели тому назад в роддом, а потом и в дом малютки пришла женщина, которая заявила, что это она подбросила ребенка в «Окно жизни».
— Да, к нам пришла женщина, которая сказала, что она мама, — подтвердила Алла Лигостаева. — Она была довольно спокойной, спросила, есть ли такой ребенок. Мне трудно сказать, действительно ли она мама этого ребенка. Если так, то почему она так поздно спохватилась? Ведь с момента, когда ребенка нашли, прошло уже почти два месяца.
Женщину отправили в службу по делам несовершеннолетних, и там ей разъяснили, каким образом она может доказать свою правоту.
Фамилиями делятся сотрудники отдела опеки
— Наших малюток зовут Николай, Юлиан и Оля. Обычно имена придумывают или сотрудники отдела по правам несовершеннолетних, или медики роддома, куда подбрасывают ребенка. Фамилии дают тоже они. Если хватает фантазии, то называют красиво, если уже фантазия закончилась, – дают свои фамилии. Хотя у нас была одна девочка, которую так и записали в свидетельстве о рождении – Найденная, — говорит Роман Хлопецкий.
От остальных брошенных детей эти  отличаются тем, что в их свидетельстве о рождении нет упоминания ни о маме, ни о папе. (Если ребенок брошен в роддоме после родов, то в его свидетельстве есть информация о маме). Для «мамы-кукушки», которая вдруг одумалась, это означает, что теперь ей придется через суд доказывать свое право на ребенка.
— Если бы мама появилась через несколько дней после того, как положила ребенка в «Окно», то доказать, что это ее ребенок было бы немного проще. Но, к сожалению, такого еще не было, —  говорит Роман Хлопецький.
Больше всего в управлении по делам несовершеннолетних опасаются неадекватных людей. Сюда приходят и нервные, и пьяные, и плачут в кабинетах чиновников, рассказывают различные душещипательные истории.
— Бывают женщины, которые, узнав о брошенном младенце, заявляют, что это они где-то оставили, забыли, у них украли. Почему-то думают, что ребенка им тут же отдадут. А у меня был случай, когда пришла явно неадекватная пара. Мужчина сел на стул, а женщина присела на корточки около пустого стула и как-то странно улыбалась. Я так и не понял, зачем им нужен был ребенок, — говорит Роман Хлопецкий.  

http://lvov.kp.ua/online/news/234965/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь