Немка стала опекуном восьмерых детей в Калининградской области

0
26

Семья на отдыхе
Наше знакомство с большой семьей Барбары Вайт происходит в Светлогорске, на даче.
— Мы очень благодарны Куликовым, — объясняет Барбара. — Вот уже десять лет подряд эта семья дает нашим детям возможность отдохнуть около моря, в таком замечательном доме.
Вместе с Барбарой нас встречает Кирилл — веселый непоседа.
— Он младший, балованный, — улыбается Барбара. — У него много защитников. Только начнешь с Кириллом серьезный разговор, тут же подойдут дети, мол, почему ты его наказываешь?
Со второго этажа по лестнице вмиг слетели яркие горошины — светлолицые и загорелые мальчики и девочки, воспитанники Барбары. Всего у Барбары — восемь детей. Илье — 13 лет, Евгению и Артему — по десять, Тане — девять, Диане — восемь, Юле- шесть и самому маленькому, Кириллу — три года, готовится к садику.  
— Все фотографироваться! — кричит помощница Барбары, сестра Елена (прислана Дьяконическим обществом в помощь Барбаре, Елена родом из Украины. — Ред.).
Дети организованные. После общей фотографии ушли в дом, понаблюдали за нами, сидящими в саду, из окна и стихли.
Монашество и желания
— Барбара, кто вы по образованию?
— Воспитатель, у меня среднее образование. Кстати, в России у меня ни разу не потребовали документы о моем образовании. Даже не знаю, почему (смеется).
— Вы приехали в Калининградскую область пятнадцать лет назад, уже тогда было желание заботиться о российских детях?
— Что вы! Тогда я приезжала как представитель Дьяконического общества из Германии, мы привозили гуманитарную помощь. И потихоньку-потихоньку контакты стали завязываться все крепче, и однажды я поняла, что Господь возлагает на меня эту миссию, я стала пытаться открыть детский приют в Славске.
— Вы тогда уже были монашкой?
— Да. Самое сложное в монашестве — отказаться от желания выйти замуж, иметь своих детей. Но, став монахиней, поняла, что желания эти покинули меня. Я понимала, что должна сосредоточиться на помощи детям, оставшимся без родителей. Так случилось, что заниматься этим делом я стала в России.
— В Германии у вас есть родные? Вы ездите к ним?
— Жива моя мама, у меня три родные сестры. Одна из сестер с мужем приезжали к нам в Славск. Другая сестра боится ехать в Россию, хотя я ей говорю, что Россия — это рядом, здесь много хороших людей.
Во снах пока молчу
— За десять лет постоянного пребывания в Славске у вас появились друзья?
— Сама не ожидала, что вокруг так много отзывчивых людей. Очень много общаюсь с учителями Славска, они помогают мне осваивать русский язык. Ну, и, конечно, они помогают понять школьную программу. Поскольку дети учатся в разных классах, по разным программам, мне очень трудно понять порой, что требуется в задаче, как выполнить упражнение.
— Вас никогда не подозревали в шпионаже?
— Поначалу я ощущала большое недоверие, мол, что она тут делает? Приехала из Германии, занимается детьми, мол, как-то странно все это. А со временем это все ушло. Я на виду, а главное — на виду дети. А по детям сразу же все видно: все ли у них хорошо…
— Вы изучаете русский язык, а думаете все еще на немецком?
— Думаю на немецком. Одна женщина мне сказала, что думать по-русски я начну после того, как мне приснится сон, в котором мне нужно будет разговаривать. И вот во сне я должна заговорить по-русски. Но мне снятся сны, в которых я почему-то молчу (смеется).
Сложнее с видом на жительство
— Вы стали опекуном совсем недавно, до этого вы тоже воспитывали детей. Где они сейчас?
— За десять лет работы в приюте через мои руки прошли шестнадцать детей. Двоих усыновили, еще двоих забрали родители, вышедшие из тюрьмы, еще одного ребенка забрали в приемную семью. Нам так больно было расставаться (глаза Барбары наполняются слезами), но так нужно. Вот именно поэтому, что детям приходится покидать наш приют, и не всем из них это нравится, мы и решились на опекунство. Чтобы быть вместе многие годы, чтобы не было этих очень болезненных расставаний.
— Что изменилось в работе вашего дома после того, как вы стали опекуном восьмерых детей?
— По большому счету — ничего. Но ответственности стало еще больше, нужно еще больше быть с детьми, еще больше с ними говорить, еще больше в них вкладывать.
— Сложно было стать опекуном?
— Сложнее — получить вид на жительство, который выдается на пять лет. А собрать документы на опекунство для меня не было проблемой.
— В одном из интервью вы признались, что, бывая в детских домах, вы видите, как детей приучат ко всему готовому, что они растут потребителями. У вас, стало быть, по-другому?
— Я хочу дать детям ощущение семьи. А в каждой семье у каждого человека есть обязанности — посуду помыть, вынести мусор, сходить в магазин, протереть полы, полить цветы, прополоть картошку, а главное — заботится друг о друге. Вот эти простые правила у нас работают. Если у нас сломается дверь и придет мастер чинить ее, я обязательно собираю возле этого мастера детей, чтобы они видели, как он работает, как он справляется с поломкой.
В каждом ребенку вижу искорку
— Как к вам попадают дети?
— У нас частный приют. Рассчитан на восемь мест. Существует приют на спонсорскую помощь из Германии. Став опекуном, буду получать пособия на детей. Как к нам попадают дети? Как правило, в очень-очень раннем возрасте. У каждого из них — своя история…
— Что вас больше всего огорчает в детях?
— У многих из них большая травма. Их оставила мама. И эта травма мешает им верить самим себе. Для меня важно, чтобы дети поверили самим себе, в самих себя.
— Есть в ваших детях что-то особенное?
— Один мальчик играет на пианино, у него это очень здорово получается, у другого — золотые руки, он ловко чинит, мастерит. Девочки занимаются акробатикой. В каждом из них есть искорки, только в одних детях это уже хорошо видно, в других еще до конца не проявилось. Но все эти способности, все лучшее, что есть в детях, обязательно будем развивать.
— А как к вам обращаются дети?
— Барбара.
— Читаете ли вы им на ночь?
— Обязательно. Как правило, сказки. Мы любим вместе петь, мы вместе молимся.
— Вы из Дьяконического общества, это протестанская вера, а дети у вас крещенные в православии…
— Они живут в России, для них так лучше.
— Барбара, каким вы рисуете свое будущее?
— Я здесь, с детьми. Я обязательно должна вырастить их, они обязательно должны получить образование, стать достойными гражданами своей страны.
КСТАТИ
В Мамоново частным домов руководит полячка
В Мамоново тоже есть негосударственный детский дом семейного типа, в котором могут проживать до 16 детей. Руководит им гражданка Польши Галина Янковска. По словам начальника департамента правовой и социальной защиты детства Министерства образования Калининградской области Василия Исаева, и Барбара Вайт, и Галина Янковска пришли с идеей создать детские дома на территории области в девяностых, примерно в одно и то же время, и их истории — по своему уникальны.
— Мы очень тесно с ними работаем, — говорит Василий Иванович. — Безусловно, то, как эти женщины выстраивают отношения с детьми, достойно глубокого уважения.

http://kaliningrad.kp.ru/daily/24551.4/727422/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь