Вопросы — ответы

0
49

Вопросы - ответы

Во времена кризиса цена ошибки при управлении семейным бюджетом возрастает. Поэтому главное сегодня – не наделать глупостей. «Подстелить соломки» и выйти из кризиса с минимальными потерями вам помогут авторитетные эксперты в области финансов, потребительского рынка, недвижимости, трудовых отношений.

Игорь Жуков (27), Москва:
Сейчас по телевизору говорят: из-за мирового кризиса цена нефти падает, уже 50 долларов баррель стоит, а летом доходило почти до150. Потом показывают Америку – там американцы радуются, что бензин сильно подешевел, им хорошо. А у нас на заправках едва на полтора рубля цена снизилась. Не пойму, почему в Москве бензин не дешевеет? Ведь сами добываем нефть!

Отвечает председатель совета директоров Московского межрегионального нефтяного союза Юрий ЗУЕВ:

– Весь прошлый год заправки лихорадило. Они жили с минимальной маржей из-за высоких цен на нефтепродукты. Слабое снижение цен на бензин сейчас – это эхо прошлого года, когда некоторые АЗС и нефтяные компании даже работали в убыток. Однако тенденция на постепенное падение цен на топливо наметилась, это видно. В ближайшее время стоимость бензина должна постепенно снижаться. Цена дизтоплива упадет чуть меньше в силу сезонного фактора – сейчас повышается спрос на зимнее топливо, что несколько тормозит снижение цен.

Впрочем, есть факторы, в силу которых ситуация может измениться. С 1 декабря начали действовать новые, сниженные экспортные пошлины на нефть и нефтепродукты, они уменьшились соответственно на 95,2 и 64,1 доллара за тонну. Это может вновь повысить привлекательность экспорта для российских нефтяных компаний. Если на экспорт пойдут значительные объемы нефтепродуктов, это может создать дефицит топлива на внутреннем рынке. А дефицит товара способен повлечь новый рост стоимости бензина. Но изменение динамики движения цен будет ясно только в середине декабря.

Сергей КАРАВАЕВ (35), Химки, Московская область:
У жены на работе все бросились покупать золото – кольца, сережки, цепочки. Говорят, они из-за кризиса будут дорожать, а потом их можно будет выгодно продать и заработать. Я пока свою отговариваю, но натиск нарастает. Может, действительно купить? Хуже не будет? Или будет?

Отвечает профессор Российской экономической школы Алексей ГОРЯЕВ:

– Это может быть выгодной инвестицией, но только в долгосрочной перспективе – скажем, от пяти лет. Дело в том, что при покупке и продаже ювелирных изделий вы несете большие дополнительные издержки, связанные с тем, что помимо самого драгметалла в стоимость изделия включены торговые и прочие наценки. Поэтому, даже если золото будет дорожать, придется долго ждать, чтобы его подорожание компенсировало возможные потери на купле-продаже.

Если очень хочется инвестировать деньги именно в драгоценности, то мелкому инвестору выгоднее открыть обезличенный металлический счет в банке или купить в том же банке инвестиционных монет. Крупному инвестору надо обратить внимание на ценные бумаги – деривативы на драгоценные металлы. Стоимость всех перечисленных инструментов колеблется вместе с мировыми ценами соответствующего драгоценного металла, а издержки при покупке-продаже намного меньше.

Таким образом, покупка ювелирных изделий для инвестиций практически не имеет смысла. Да и само золото в качестве объекта вложений сейчас выглядит менее привлекательно по сравнению, например, с недвижимостью.

Г.С. СМИРНОВА (0), Москва:
Дочь учится на втором курсе финансово-промышленной академии, а два ее лучших школьных товарища – в геологоразведочном университете. Они часто собираются у нас. Недавно спорили: кому пора заканчивать с учебой, и чья специальность через три-четыре года уже не будет востребована. Сначала шутили, но потом довели мою Лену до слез. Финансистов, говорят, уже начали увольнять, многие стали безработными, а новые не понадобятся, даже если кризис пройдет. Хочется, чтобы авторитетный человек пояснил: грозит ли нам при кризисе перепроизводство финансистов и экономистов или нет?

Отвечает первый проректор Высшей школы экономики Лев ЯКОБСОН:

– В 90-х годах появилось много вузов, которые выпускают дипломированных экономистов и финансистов. Другое дело, что качество образования многих из них остается неудовлетворительным. Особо подчеркну: избыток таких «специалистов» обнаружился еще до финансового кризиса! Зато действительно хорошо подготовленных профессионалов не хватает. Их не хватает и сейчас. Безусловно, кризис привел к заметному сокращению людей, занятых в финансовой сфере. Увольняют и многих молодых специалистов, часто без разбора – «стреляют по площадям». К сожалению, это касается и очень хорошо подготовленных специалистов – многие молодые работники с хорошим образованием стремились попасть в высокодоходную, но при этом высокорисковую сферу инвест-бэнкинга, которая наиболее сильно пострадала из-за кризисных явлений.

Но если брать перспективу в три-четыре года, то к этому времени ожидается новый подъем в экономике, поскольку любые кризисные явления носят цикличный характер. Уверен, что сужения спроса на качественных экономистов и финансистов после кризиса не произойдет. Безусловно, возврата к старой финансовой системе не будет, ее структурные сдвиги неизбежны. С одной стороны, будет более жестко контролироваться работа с биржевыми финансовыми инструментами. Но с другой – вырастет спрос на финансистов и экономистов со стороны корпораций, банков, реального сектора. Одно компенсируется другим. В разное время разные структуры создавали спрос. Сначала банки, потом «нефтянка», за нею инвестфонды. Кто потом – пока сказать сложно. Но «люксовый товар» пользуется спросом всегда. А чтобы стать таковым, нужно учиться в хороших вузах и постоянно вкалывать.

Андрей БЫКОВ (31), Москва:
Больших кредитов я никогда не брал, а по мелочи пользовался – на новый телевизор, домашний кинотеатр. Друзья говорят, что сейчас очень выгодно поменять всю бытовую технику в кредит. Мол, банки разорятся, платить будет некому, а деньги я уже получу и куплю все, что нужно. Может, что-то есть в этом здравое?

Отвечает директор Банковского института Высшей школы экономики Василий СОЛОДКОВ:

– В случае банкротства банка все обязательства его клиентов переходят к правопреемнику кредитной организации. Правопреемником банка является либо государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов» (АСВ), либо другой банк – новый владелец обанкротившейся организации. Это уже действующая, хорошо отлаженная практика. В последнее время, например, две кредитные организации, пострадавшие из-за финансовых проблем, перешли под контроль другого банка-инвестора.

Если клиент взял в банке деньги, а тот, как предполагает Андрей, разорится, заемщик все равно обязан будет погашать свой кредит, только получателем платежей будет не старый банк, а новый владелец. АСВ либо новый инвестор должны уведомить клиента о том, что платежи по кредиту необходимо перечислять на новый счет. Если же клиент отказывается погашать заем, то это считается неуплатой кредита со всеми вытекающими из такого отказа последствиями. В частности, информация об этом вносится в базу кредитных историй, что не только портит репутацию, но и закрывает доступ к займам в других банках. Так что, очевидно, что ничего кроме лишних проблем невыплата кредита не принесет.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь