Педофилия родом из детства

0
36

Страшные преступления в отношении детей, совершаемые педофилами, заставили законодателей задуматься над ужесточением наказаний для насильников. Тема заинтересовала и ученых. Заведующий кафедрой сексологии Государственной медицинской академии последипломного образования профессор Борис Алексеев уверен: сегодня государство ничего не делает для того, чтобы жертв педофилии стало меньше.

— Прежде всего сейчас многих интересует весьма простой вопрос: откуда взялось сколько педофилов? Никогда раньше не сообщалось о таком количестве сексуальных преступлений в отношении детей.

— Вот именно, не сообщалось. Уверяю вас, количество педофилов не меняется. Они были и есть, причем их процент, в общем-то, стабильный. Вы, может быть, удивитесь, но в. Древней Греции во времена Платона и Гиппократа педофилия была основной формой сексуального поведения. Любовь взрослых мужчин к мальчикам-подросткам считалась возвышенной, почитаемой, любовь к женщине считалась необходимой для продолжения рода. Более того, имелись поверья, что с мужским семенем мальчику передаются смелость, мудрость мужчин. К сегодня в некоторых уголках Земли (например, в Полинезии, в Новой Гвинее, в Северной Африке и в Центральной Австралии) существуют племена с практикой открытых гомо- и гетеросексуальных отношений взрослых с детьми. Педофильные традиции заложены в систему их суеверий. Но не стоит думать, будто в Древней Греции процент педофилов был большим, нежели сегодня в России. Тогда общество относилось к педофилии по-другому, а потому педофилы меньше себя сдерживали, меньше прятались.

— И каков же процент педофилов?

— Конкретного ответа на этот вопрос нет из-за вполне понятной невозможности проведения полноценных статистических исследований. В России такие исследования мне не известны, в Америке кое-какие социологические данные набраны. Например, анонимные опросы студентов старших курсов американских вузов привели к интересным результатам. Оказывается, около 20 процентов студентов-юношей испытывают сексуальное влечение к детям и подросткам, а 7 — готовы были бы реализовать эти фантазии, если бы могли избежать уголовной ответственности.

— То есть каждый пятый при определенном стечении обстоятельств может стать педофилом, потому как имеет соответствующую предрасположенность?

— Слишком прямолинейный вопрос, я не готов ответить на него в таком виде. Эти цифры, скорее, говорят о другом: от 5 до 20 процентов людей находятся в некоем пограничном с педофилией состоянии. Это те люди, с которыми должны работать сексологические службы, потому что им еще не поздно помочь не пойти по этому пути.

— Значит, профилактика педофилии возможна?

— Возможна, только я не готов описать ее в цифрах. Профилактика возможна, но не в виде приема таблеток на этапе сексуального созревания подростка, а в виде некой государственной программы, которая учитывала бы все аспекты, предупреждающие педофилию.

— Есть мнение, что самая результативная профилактика педофилии — увеличение сроков наказания за сексуальные преступления в отношении несовершеннолетних. В частности, такова суть предложения депутатов петербургского Законодательного собрания .

— Меня это пугает. Я не говорю, что за сексуальные преступления в отношении детей не надо серьезно наказывать, конечно, надо. Но не может политика государства по отношению к больным людям сводиться только к увеличению сроков тюремного заключения!

— Простите, а кто сказал, что все педофилы больны?

— Педофилия включена в Международную классификацию болезней это открытая информация. Педофилия не является болезнью в традиционном смысле, но представляет собой девиацию психосексуального развития. Так вот, профилактика педофилии возможна, но для этого должна быть политическая воля на уровне федеральной программы, национального проекта называйте, как хотите.

— И какой вам видится такая программа?

— Это сложно. Такая программа должна основываться на известных биологических и сексуально-психологических причинах педофилии. Известны, например, исследования американских ученых, которые зафиксировали наличие аномальных участков мозга у педофилов. Известно также, что педофилия часто отягощена другими психическими патологиями, например эпилепсией, шизофренией. Из этого вовсе не следует, что все эпилептики или шизофреники — педофилы! Но, очевидно, своевременное выявление и лечение психических заболеваний у детей может стать одним из элементов профилактики педофилии. А вот еще пример: гинекологи должны крайне аккуратно назначать лекарства беременным женщинам, потому что во время внутриутробного развития плода формируется половая дифференциация мозга. В этом смысле особенно опасны гормональные препараты…

— Не похоже, что такие методы избавят нас от педофилов.

— Не избавят. Во-первых, потому, что такую проблему не решить раз и навсегда полностью. А во-вторых, потому что у педофилии есть не только биологические причины, но и социальные. Я имею в виду психосексуальное развитие человека. Для иллюстративности приведу еще несколько примеров из американских социологических исследований. Считается, что около 40 процентов взрослых мужчин-педофилов в детстве сами становились жертвами сексуального насилия. Причем среди взрослых преступников, совершивших тяжкие сексуальные преступления против несовершеннолетних, сексуальному насилию в детстве подвергались 90 процентов. К чему я это говорю? Очень просто: проблемы психосексуального развития человека начинаются с раннего детства. С обстановки в семье, с правильной полоролевой ориентации детей в играх в детских садиках, с системного сексуального образования детей в школах, с особого внимания к замкнутым детям, которым трудно находить общий язык со сверстниками, и так далее. Со всего того, на что наше государство системно не обращает внимания.

— Допустим, обратили внимание. И что? Где замкнутость семилетнего мальчика и где педофилия юноши, в которого он превратится через 10 лет?

— Я об этом и говорю! У нас нет сексологических служб, которые бы занимались такими вопросами на федеральном уровне. У нас не пытаются лечить педофилов.

— А как их, простите, лечить?

— С помощью психотерапии и медикаментов.

— По-моему, это смешно. — Общеизвестно, что психотерапия результативна, только когда пациент сам приходит к доктору. Вы представляете себе человека, который пришел бы к доктору с жалобой на сексуальное влечение к детям?

— Не судите обо всех одинаково. Такое тоже возможно, хотя, согласен, редко. Но обратимся вновь к исследованиям американцев (свои, к сожалению, отсутствуют по той же причине — этим никто не занимается). Американские специалисты считают, что педофилы, осужденные за развратные действия, относятся к хроническим половым правонарушителям. Наказанные за сексуальное преступление педофилы в сорока случаях из ста вновь совершают аналогичные преступления. Но если наказанные за такие преступления люди прошли психотерапевтическое лечение, то процент рецидива снижается до 20. Поэтому не стоит гадать, будут или не будут педофилы обращаться к психотерапевтам-сексологам. Стоит создать сексологическую службу, которая системно занималась бы такими вопросами, и сделать ее координаты общедоступными.

— Приведите, пожалуйста, хоть один понятный пример того, как силами психотерапевта можно лечить педофила.

— Пожалуйста. В видении педофила поведение детей имеет сексуальные мотивы, хотя на самом деле у детей такого и в мыслях нет. Но известно, что педофилы их часто даже упрекают в совращении себя. Такой феномен перевертыша восприятия окружающей действительности. Психотерапевт вполне может помочь больному восстановить реальность восприятия, что, в свою очередь, может повлиять на направление его влечения. Кроме того, психотерапия может повысить коммуникативный потенциал человека с педофильными тенденциями, что позволит ему решать свои сексуальные проблемы в адекватной форме со сверстниками. Но я вас очень прошу: не сводите наш разговор к одному из конкретных аспектов педофилии. В нашей стране нет системы сексуального воспитания людей — так сложилось исторически. Сегодня сексуальное насилие в отношении детей вызывает мощный протест общества. Значит, следует озаботиться созданием такой системы. А только увеличением сроков лишения свободы ничего не добьешься. И несчастным родителям жертв педофилов не будет легче от того, что убийцы их детей проведут остаток своей жизни на зонах.

Интересно

Согласно исследованиям иностранных ученых, около 20 процентов молодых мужчин испытывают сексуальные фантазии на педофильные темы. Около 5 процентов хотели бы реализовать их, но боятся правоохранительных органов.

По данным статистики, около 40 процентов взрослых педофилов сами в детстве подвергались сексуальному насилию. По тем же данным, из осужденных за тяжкие преступления сексуального характера сексуальному насилию в детстве подвергались 90 процентов.

Беседовал Герман Петров

www.kadis.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь