Главная » Безопасность ребенка » Безопасность детей в Интернете » Сетевая педофилия » П.Т.Тюрин "Психологические аспекты раскрытия сексуальных преступлений над детьми" (начало)

П.Т.Тюрин "Психологические аспекты раскрытия сексуальных преступлений над детьми" (начало)

Разместил: Александр Ковалёв | 6/06/2011 | Комментариев: 0 | Просмотров: 1971
 
 4/10  (голосов: 1)

П.Т.Тюрин

Психопедагогика в правоохранительных органах, 2007, № 1

Стр.64-73.

 

 

Долгие годы в обществе господствовало мнение, что сексуальное насилие над детьми у нас практически не существует или оно случается очень редко. Была слабая информированность людей о характере переживаний таких детей, о том, как можно распознать подобные явления и что необходимо делать, если это произошло, а также в чем опасность нераскрытых сексуальных преступлений. Сексуальное использование детей стало актуальной темой в 90-х гг. минувшего столетия в средствах массовой информации Латвии. Уже с 1993 г., когда в прессе начали появляться первые статьи о насилии над детьми, общество реагировало на эти сведения по-разному. От полного отрицания этой проблемы до чрезмерно частого и тематически неоправданного обсуждения шокирующей информации на телевидении. После «педофильного скандала» осенью 1999 г., в котором, по утверждениям в прессе, были замешаны высокопоставленные чиновники правительства, в обществе и в массмедиа стали более открыто говорить о сексуальном использовании детей и подростков. В тот же период эта тема приобретает специфическую популярность, становится актуальной, и тогда же были приняты соответствующие законодательные акты.

Статистика западных стран показывает:

- по меньшей мере, 25,0% девочек и 10,0% мальчиков (в возрасте до 18 лет) подвержены сексуальному использованию;

- 85,0% становятся жертвами человека, которого они хорошо знают и которому даже доверяют; часто им является член семьи;

- приемные дети подвержены сексуальному использованию в шесть раз чаще, чем другие дети;

- дети, чьи родители в детстве были подвержены сексуальному использованию, подвергаются большему риску, что и они будут сексуально использованы;

- последствия даже одного сексуального использования являются крайне тяжелыми и длительными;

- сексуальное использование ребенка может быть скрытым и трудноопределимым, тем не менее, остается болезненным и пагубным;

- в обществе меньше внимания уделяется скрытому характеру сексуального использования мальчиков, его частоты и значительности проблемы.

Требования закона. Уголовно-процессуальный кодекс (далее - УПК) Латвии предусматривает три уровня участия психолога в работе полиции с несовершеннолетними:

Первый уровень участия психолога - присутствие психолога на допросе.

Согласно статьям УПК Латвии допрос несовершеннолетних производится в присутствии психолога или педагога. Это относится ко всем случаям допроса несовершеннолетних - как потерпевших, так и свидетелей и подозреваемых. Присутствующие на допросе психолог или педагог с разрешения дознавателя или прокурора могут задавать вопросы, знакомиться с протоколом допроса и делать в нем письменные замечания о правильности и полноте протокола, а также подписывает протокол.

Это означает также, что психолог не только наблюдает за происходящим, но и обеспечивает соблюдение прав ребенка, чтобы на ребенка не оказывалось давление, у него не возникало чувство вины или дополнительной угрозы, а также чтобы допрос не наносил ребенку вторичную психотравму.

Закон предусматривает, что педагога или психолога приглашают при допросе свидетеля, не достигшего возраста 14 лет, а по усмотрению дознавателя или прокурора и до 16 лет, и при допросе обвиняемого, не достигшего 16 лет. В случае необходимости приглашают также родителей или других законных представителей несовершеннолетнего.

При исполнении этого закона возникают известные трудности:

- полицейские часто не видят особой необходимости участия психолога при допросе и недовольны этим «излишним усложнением», которого требует закон;

- педагоги и психологи иногда чувствуют себя неуверенно, так как недостаточно информированы о своих обязанностях;

- для участия в допросе нередко приглашаются педагог или психолог из школы, где учится несовершеннолетний, и такое их участие, по существу, оказывается формальным;

- так как опыт психологической работы в Латвии еще невелик (особенно в уголовных делах), должностные лица не всегда имеют адекватное представление о том, что делает психолог и каковы результаты этой работы; они либо преуменьшают значение психолога, либо наоборот, возлагают чрезмерно большие надежды или ответственность: «посмотри и скажи, было что-то или не было?»;

- трудности возникают при недостатке опыта у полицейского, сталкивающегося с подобными делами впервые;

- иногда официальный разговор (взятие объяснений) с несовершеннолетним вынужденно проходит коротко и формально, потому что надлежащему выполнению закона мешает нехватка соответствующих специалистов-психологов, финансирования их работы;

- иногда число вовлекаемых в процесс допроса участников слишком велико, что затрудняет разговор с подростком.

В качестве достижений последнего времени можно отметить:

- закон предусматривает, что если психолог находит, что повторный допрос не достигшего 14 лет свидетеля или пострадавшего от насилия или сексуального использования может повредить его психике, то такой допрос может быть проведен только в случае крайней необходимости и при обязательном участии психолога;

- дети, пострадавшие от насилия, могут получить бесплатную психологическую помощь.

Второй уровень - приглашение психолога (специалиста).

Обязанности специалиста: прибыть по вызову; используя свои специальные знания и навыки, участвовать в следственных действиях, чтобы помочь прокурору в раскрытии, подтверждении и изъятии доказательств; обратить внимание прокурора на обстоятельства, связанные с нахождением, подтверждением и изъятием доказательств; давать разъяснения о действиях, которые он выполняет. Иногда отчет специалиста может быть приравнен к пояснениям свидетеля, например, специалист описывает, каким ребенок был до происшедшего события, какой он теперь, какие констатированы изменения. В других случаях - это разговор с ребенком при приеме объяснений, участие в процессе допроса, знакомство с материалами дела с целью дать заключение о психологическом состоянии ребенка.

Третий уровень - психологическая экспертиза.

Психологическая экспертиза (в отношении потерпевших) позволяет ответить на вопросы:

- способен ли потерпевший, с учетом его индивидуально-психологических и возрастных особенностей и уровня умственного развития, правильно воспринимать существенные обстоятельства дела и правильно свидетельствовать о них;

- способен ли был потерпевший, с учетом его индивидуально-психологических и возрастных особенностей и уровня умственного развития, правильно понимать характер и значение совершаемых против него действий и сопротивляться им;

- могут ли индивидуально-психологические особенности (повышенная внушаемость, подчиняемость, склонность к фантазированию) потерпевшего существенно повлиять на его поведение в момент совершения действий и в настоящее время;

- оказали ли совершенные действия какие-либо последствия на его психическое здоровье;

- может ли он по своему психическому состоянию участвовать в заседании суда, в допросе.

Следует учесть, что закон предусматривает, что экспертом не может быть лицо, ранее участвовавших в деле как специалист.

Сексуальным использованием детей является их использование в прямых сексуальных контактах или вовлечение их в действия, когда взрослые получают сексуальную стимуляцию или удовлетворение. Такое использование возможно:

1) без прямого физического сексуального контакта:

- эксгибиционизм (оголение половых органов);

- разговоры сексуального характера или телефонные звонки;

- обнажение ребенка или наблюдение (вуайеризм);

- фотографирование ребенка голым;

2) прямым физическим сексуальным контактом:

- задевание половых органов ребенка;

- принуждение ребенка касаться гениталий насильника;

- интимные поцелуи, ласки;

- оральное, генитальное, анальное стимулирование;

- половой акт;

3) применение физической силы:

- изнасилование;

- грубое насилие или угроза применения насилия.

Извращенные действия обычно касаются маленьких детей, зачастую это происходит в семейных отношениях - в случае кровосмешения. Хорошо знакомый, близкий ребенку человек понемногу приучает ребенка к желательному поведению с дальнейшей целью рано или поздно добиться сексуальной близости. Целью и содержанием извращенных действий является создание в ребенке интереса, желания почувствовать раздражение эрогенных зон, формировать интерес к сексуальным действиям.

Изнасилование является навязанным половым актом, к которому жертва принуждается против ее воли с помощью силы, запугивания, обмана или введения в заблуждение об истинной природе этого акта. Закон также относит к изнасилованию случаи, когда насильник воспользовался беспомощным состоянием жертвы для совершения сексуальных действий с жертвой. Например, если жертва находилась в тяжелом алкогольном или наркотическом опьянении, в бессознательном или гипнотическом состоянии и не могла отдавать отчета в характере совершаемых с нею действий.

Существует распространенное мнение, что изнасилование является таковым только в случае, если его совершил незнакомец, в удаленном месте, когда у пострадавшего порванное платье или признаки физического насилия.

На уровне житейского понимания изнасилованием или сексуальным насилием не считается половой акт, совершенный дома, в постели, в кругу друзей или родственников.

Инцест (от лат. incestus - нечистый, нечестивый) - кровосмешение или половые сношения между кровными родственниками. Инцест является формой сексуальных или имеющих сексуальное значение отношений между членами семьи (кровными родственниками или находящимися в семейных отношениях). Инцест является одним из самых эмоционально болезненных форм сексуального использования детей.

Инцест может проявляться в семьях разного типа, независимо от религии, возрастных показателей, экономического состояния, образования или культурной принадлежности. Он проявляется как в «благополучных семьях», так и в таких, в которых происходят непрерывные конфликты. В результате инцестуального использования значительно страдают чувство доверия и самоутверждения. Эти дети не могут помочь себе, охвачены чувством вины, стыда, эмоциональными конфликтами, избегают других. Инцест является особой семейной проблемой, которую нужно решать, работая со всеми членами семьи.

Трудности. Социальные и экономические трудности, стресс, связанный с безработицей, ухудшением жизненных условий в Латвии привели к тому, что возрастают число преступлений в целом, детская и подростковая преступность, проявления насилия в семье, от которых особенно страдают дети и подростки. Кроме того, в современном обществе «эротизация» среды в ее повседневности, несомненно, стимулирует детскую сексуальность, побуждая и взрослого, и ребенка к поиску новых форм ее удовлетворения. Помещение детей в приют, лишение родительских прав как крайнее средство себя не оправдывают. Существующая в обществе тенденция открытия все новых приютов и изоляция детей от семьи является кратковременным мероприятием, не могущим решить проблему в целом, так как насилие в семье не уменьшится, родители будут продолжать пьянствовать и опускаться. Выросшие в приюте дети, как правило, не готовы к самостоятельной жизни, к созданию своей семьи, социальной адаптации в обществе.

Повышение информированности общества помогает распознать правонарушения на раннем этапе, побуждает прислушиваться к тому, что рассказывает ребенок, и доверять ему, а также рождает надежду, что обращение в полицию может дать необходимый результат, хотя бы в отношении прекращения насилия и изоляции насильника.

В то же время доступность информации имеет и недостатки из-за повышенной настороженности, вызванной серьезностью последствий сексуальных преступлений против детей и поднятым вокруг этой темы ажиотажем, характерные для определенного возраста особенности поведения ребенка (которые должны быть в компетенции психологов или даже психиатров, а не полицейских) иногда интерпретируются ошибочно. В результате на основе таких наблюдений и неверных оценок подаются недостаточно обоснованные заявления в полицию.

В других случаях, учитывая повышенное внимание общественности к сексуальным преступлениям против детей, подобные заявления иногда используются как дополнительное средство борьбы при решении другого конфликта (например, при разводе, имущественных спорах и т. д.). Естественно, в таких случаях ребенок не может рассказать о «сексуальном насилии» против него, и в его поведении нет признаков, характерных для таких пострадавших.

И еще об одном возможном «дефекте» полицейской работы. Юридически разговор с несовершеннолетним в полиции называется допросом, независимо от того, проводится ли в отношении подозреваемого, свидетеля или потерпевшего. С психологической точки зрения термин «допрос» в отношении к потерпевшему и свидетелю не вполне адекватен, так как содержит в себе оттенок агрессивности. В этих случаях, напротив, необходимо бережное, не травмирующее психику ребенка отношение к нему. Особенно важно это в отношении детей, потерпевших от насильственных действий, а также являющихся свидетелями тяжких преступлений.

Постоянно сталкиваясь с преступлениями, сотрудники полиции нередко начинают воспринимать их как нечто обыденное, как бы само собой разумеющееся («Да что вы так переживаете!? Знаете, сколько у нас таких случаев... у вас-то еще что... »), когда не учитывается, что:

- стрессовой ситуацией для человека нередко является уже сама встреча с полицейским, происшедшее вызывает у потерпевшего неприятные переживания: это чрезвычайное событие затрагивает непосредственно его.

Потерпевшие обычно неохотно рассказывают, даже если уже кому-то рассказывали об этом, если часть фактов ими описана, они нередко о самых тяжелых моментах стараются умолчать.

Иногда ребенок не хочет рассказывать о происшедшем по следующим причинам:

-трудно говорить о неприятных вещах или ситуациях, особенно если это касается тебя самого;

- боится за последствия, которые может повлечь раскрытие насилия;

- трудно высказываться перед чужими людьми, в незнакомой обстановке;

- трудно высказываться, когда в помещении находятся много людей (работники полиции, прокурор, психолог, родители);

- боится, как к нему будут относиться окружающие, беспокоится о том, какие изменения наступят после того, как о происшедшем узнают другие люди;

- не осознает, что совершенные по отношению к нему действия взрослого неправильны;

- чувствует себя виноватым в том, что произошло;

- боится, что в связи с выяснением происшедшего откроются другие события, которые он хотел бы скрыть;

- ребенок подкуплен или запуган;

- ребенок не хочет навредить насильнику, который хотя бы в некоторой мере был способен удовлетворить его потребность в ласке, или продолжает рассчитывать, что тот поможет решить ему его проблемы;

- не умеет выражать мысли и последовательно рассказывать;

- не верит, что его показания что-то изменят к лучшему;

- у него создается впечатление, что окружающие его не слушают и не стараются понять;

- ему кажется, что с ним ничего не случилось и ему нечего рассказывать (или он считает, что «многие так делали и... ничего»).

Поэтому очень важно знать не только факты, относящиеся к раскрытию преступления, но и распознать возможные проявления вызванной им психической травмы и факторы, влияющие на поведение потерпевшего.

Неадекватное понимание переживаний потерпевшего может приводить к тому, что полицейский пытается принизить либо, наоборот, преувеличить значение случившегося для потерпевшего.

Несерьезные высказывания, неуместные шутки, оценка происшедшего как малозначительного унижают, ранят потерпевшего, вызывают у него чувство вины и таким образом затрудняют дальнейшее общение с ним, что, естественно, может привести к жалобам на действия полиции.

Преувеличивая драматичность происшедшего, полицейский еще больше погружает потерпевшего в трагические, пессимистические переживания, что также затрудняет правильную оценку случившегося.

Необходим внимательный, серьезный, доброжелательный и деловой подход, в результате которого у потерпевшего должно возникнуть убеждение и подтверждение того, что он поступил правильно, обратившись за помощью в полицию. Он должен получить необходимую информацию о том, какие в его случае будут предприняты действия и что может сделать он сам. Потерпевший должен быть уверен, что на полицию можно положиться и что его ожидания оправдаются. В частности, по этой причине психологу полезно было бы предварительно выяснить, какие именно надежды ребенок и родители возлагают на сотрудников полиции.

В задачи психолога входит:

- помочь вести разговор с ребенком при получении объяснений;

- помочь получить более точную информацию от ребенка с учетом его способности высказываться тем языком, который для него привычен, понимать различные используемые слова и формулировки вопросов;

- подготовить ребенка к даче показаний в случае, когда он не настроен или не хочет этого делать;

- помочь управлять в рамках закона эмоциями допрашиваемого, снизить уровень злобы, ненависти, отчаяния; изменить негативную установку, стеснение, недоверие; убрать напряжение, подавленность, усталость, чтобы можно было начать диалог с ребенком.

Приведу в качестве примера случай, когда от психолога требовалась способность к импровизациям и быстрой оценке специфики ситуации, с учетом особенностей опрашиваемого.

Девочка 7 лет подверглась грубому сексуальному использованию. Мать девочки выгнала ее из дому, обвинив в том, что она съела несколько конфет из коробки, которую ей принес любовник, и украла несколько монет, лежащих на столе (любовник утверждал, что денег не брал). Огорченную девочку заметил во дворе 63-летний бомж, проживающий неподалеку в сарае. Расспросил, в чем дело, пригласил к себе в гости, успокаивал, угощал карамельками, звал приходить еще и дал денег на мороженое. Вечером, когда она хотела вернуться домой, мать с криками: «Воровка!» снова выгнала ее из дома. Девочка пошла искать приюта у бомжа, который на сей раз решил ее не баловать, а изнасиловал и под разными предлогами удерживал в сарае несколько дней. Мать искала свою дочь, но нашла ее только после того, когда другие дети подсказали, что она живет в сарае в соседнем дворе.

В детской больнице, куда девочка была определена, во время опроса по поводу происшедшего в присутствии прокурора и психолога она заметно смущалась и отказывалась сообщить детали, уличающие насильника. Не дала результата и попытка оставить ее наедине с прокурором-женщиной, ведущей опрос. Поэтому вернувшийся психолог прибег к такому приему: он шепотом предложил девочке смотреть не на пришедших к ней полицейских, а в окно больницы, в парк, и шепотом сказать ему «как все было». Это условие помогло девочке снизить состояние неловкости и с чувством большей защищенности и доверия сообщить о неприятных деталях случившейся с ней истории;

- создать неформальную (не скованную ситуацией допроса) атмосферу; помочь сотрудникам полиции и прокуратуры оценить достоверность рассказа ребенка;

- дать рекомендации сотрудникам полиции;

- дать первоначальные рекомендации родителям или опекунам ребенка по оказанию ему помощи;

- сделать заключение о своих наблюдениях и выводах в процессе приема объяснений и при ознакомлении с материалами дела.

Существует несовершенство законодательства, которое приводит к тому, что:

-уголовное дело не возбуждается, если подозреваемый не достиг совершеннолетия;

- дело прекращается из-за недостатка прямых улик, хотя множество косвенных улик указывают на совершение преступления;

- закон слишком эластичен, приговор часто зависит от субъективных факторов и если факт преступления не подтверждается судом, то формально нет потерпевшего. Помощь психолога очень желательна, но ее доступность в настоящее время в большой степени зависит от инициативы самого пострадавшего.

На сегодняшний день оптимальной представляется следующая схема сотрудничества психолога и полиции, в соответствии с которой необходимо провести:

1. Предварительную беседу с сотрудником полиции, проводящим дознание (допрос), с целью получения необходимой информации и согласования дальнейших процессуальных действий.

2. Подготовку помещения для беседы, чтобы в нем не было угрожающих или, наоборот, игривых плакатов, фотографий, «экспонатов», отвлекающих предметов, включенного радио или мелькающего экрана монитора компьютера и т. п.

3. Предварительную беседу с ребенком, чтобы определить его эмоциональное состояние, отношение к предстоящему разговору с сотрудниками полиции, его способность понимать, объясняться и высказываться, а также чтобы разъяснить ему, с какой целью будет проводиться беседа с сотрудниками полиции и для чего необходима та информация, которую он может сообщить, как будет проходить беседа, кто будет в ней участвовать.

4. Иногда необходима предварительная беседа и с родителями (представителями) ребенка, чтобы получить информацию о теперешней ситуации, лучше понять состояние ребенка, а также дать родителям необходимые пояснения о целях и характере предстоящей беседы с ребенком (чтобы снять излишнюю напряженность и предотвратить со стороны родителей попытки регулировать ответы ребенка, подсказки, реплики в адрес следователя и др., могущие помешать рассмотрению дела).

Беседа с ребенком должна проходить в такой последовательности:

1. Нейтральный разговор (нейтральные вопросы).

2. Позволить ему свободно рассказывать («Расскажи все, что ты об этом знаешь».

3. Открытые вопросы («Ты говорил, что дядя велел тебе подойти ближе, и что потом?... Расскажи об этом»),

4. Специфические, уточняющие вопросы («Как он был одет?», «Какого он был роста?» и т. д.).

5. Закрытые вопросы (ответы «да/нет» или выбор одного ответа из нескольких предложенных).

6. Прямые уточняющие вопросы («Ты сказал, что этот дядя тебя ударил и заставил... Это правда?»).

7. Завершение беседы (поговорить на нейтральную, отвлеченную тему и поблагодарить за предоставленную информацию и помощь).

В соответствии с этой схемой более успешно может действовать владеющий основами психологических знаний полицейский для установления эффективного сотрудничества с психологом, знакомым с уголовно-процессуальным кодексом.

Признаки сексуального использования детей и характеристика насильника. Известен список наиболее часто встречающихся общих признаков.

Физические признаки:

- опухоль, покраснение, ссадины, синяки, зуд в районе гениталий, зада и груди;

- пачкание трусиков (недержание кала);

- пятна, выделения или кровяные пятна на нижнем белье ребенка;

- головные боли или боли в животе;

- венерические заболевания;

- беременность;

- ему трудно сидеть, ходить, появляется несвойственная ранее походка;

- резкие изменения высоты, тембра голоса;

- чрезмерная сонливость или бессонница.

Поведенческие признаки:

- страх перед определенным местом, вещами, человеком, отказ идти в гости;

- категорический отказ оставаться одному, без родителей;

- частые смены настроения, раздражен, грустен, тревожен, подавлен;

- часто плачет, чувствует себя одиноким;

- кошмарные сны, боязнь ночи;

- нервозность, быстрый испуг, страх темноты;

- чрезмерный аппетит или его потеря;

- бесчувственность и понижение самооценки;

- недоверие;

- не позволяет себя ласкать;

- поднятая для поглаживания рука заставляет ребенка сжиматься;

- не разрешает себя раздевать;

- становится неряшливым или чрезмерно следит за собой;

- неожиданно отказывается в присутствии кого-то переодеваться для спортивных занятий;

- трудность установления дружеских отношений, возрастает изолирование от сверстников, отгораживается и отдаляется от них, становится замкнут или, наоборот, заметно более интенсивно, чем ранее, ищет внимания к себе;

- страдает от притеснения сверстников;

- агрессивность, недружелюбное поведение, резко отвечает или чрезмерно уступчив;

- инфантильное или слишком зрелое поведение (появление модели поведения очень маленького ребенка, например, сосет палец, начинает разговаривать как маленький (мямлить); привязанность к объектам или взрослым - в своем поведении становится младше, чем на самом деле).

- слишком нюансированные познания сексуального характера, проявляющиеся в играх с куклами или сверстниками, в рисунках;

- проблемы в школе: неспособность концентрироваться, истощение, снижение оценок, непосещение;

- уходит в школу раньше обычного, не спешит домой;

- убегает из дома или из школы, ночует на чердаке или подвале;

- бегство и суицидальные высказывания;

-употребление алкоголя или таблеток.

Признаки возможного сексуального насилия над детьми многообразны, а самое главное - многие из них часто неотличимы от признаков переживаний ребенка, не связанных с рассматриваемой темой. Часто единственным признаком, свидетельствующим о сексуальном использовании ребенка, является его поведение. Например, изменение привычек отхода ко сну, необъяснимый страх, изменение аппетита, слишком агрессивное или слишком пассивное поведение. Упомянутые симптомы наблюдаются у детей и подростков с разного рода проблемами, с явлениями поведенческого и эмоционального характера, вызванными различными причинами. Только один из упомянутых симптомов изменения поведения еще не подтверждает факта сексуального использования ребенка. Однако в случае, если наблюдаются неожиданные, необъяснимые обычным ходом жизни ребенка перемены в поведении ребенка, следует задуматься о криминальном характере причин того, что же с ребенком происходит, тем более что насилие может проявляться физически, психологически, сексуально.

Дети-жертвы. В случае, если наблюдается несколько признаков, им должно уделяться повышенное внимание, так как вполне возможно, что ребенку нужна помощь, а также необходимо выяснить, не готовится ли сексуальное нападение или оно совершилось. Если констатированы физические признаки, и изменения поведения, надо полагать, что произошло сексуальное использование ребенка.

Вовлечение в сексуальные отношения, как правило, содержит в себе внушение ребенку чувства вины, роли соучастника. Угрозы, являющиеся для ребенка источником реальной опасности, достигают цели - молчания ребенка. Если поблизости нет никого, кому ребенок мог бы довериться, если ему не верят, не выслушивают, сексуальное насилие может продолжаться годами.

Сексуальное использование происходит в случае, если кто-либо ребенка физически принуждает посредством хитрости, коварства или предложением денег уговаривает, принуждает угрозами к любым сексуальным контактам. В результате ребенок подвержен страху, лояльности или патологической привязанности. Ребенок удивлен, почему случившиеся с ним вещи являются плохими. В итоге это создает в ребенке чувство вины и самоосуждения, самобичевания. Ребенок также сознает, что потерял контроль над тем, кто дотрагивается до его тела, каким способом и как это происходит. Таким образом, нападающий часто действует достаточно изощренно, использует свою силу, положение и влияние для управления ребенком. В этой связи обнаружение сексуального использования является затруднительным. Поэтому важно знать не только факты, относящиеся к раскрытию преступления, но и распознать возможные, более ранние проявления вызванной им психической травмы и факторы, влияющие на поведение потерпевшего.

Сексуальное использование детей чаще всего скрывается. Физические симптомы наблюдаются крайне редко. Дети редко сами рассказывают о том, что подвержены сексуальному использованию, так как не понимают, что происходит что-то неприличное или они чувствуют, что нет никого, с кем могли бы поделиться.

14-летняя дочь воспитывалась в очень строгой семье - родители тщательно контролировали ее общение, не разрешали приводить в дом своих знакомых. Однажды, когда родители уехали на дачу, она пригласила в гости нескольких одноклассников. Встреча затянулась, и поздно вечером девушка предложила тем, кому было далеко добираться домой, остаться в доме на ночь, и вступила с одним из юношей, к которому была неравнодушна, в интимную связь. Одна из приглашенных девушек на следующий день рассказала в школе о том, как они провели вечер. Об этом вскоре узнала учительница, которая поставила об этом в известность родителей девочки. Разгневанные родители повезли дочь на медицинское освидетельствование, а узнав, что она не невинна, были крайне возмущены. Особенно был расстроен отец. Он назвал ее шлюхой, избил ее, объявил, что она ему больше не дочь, и т. п. Через несколько дней, когда родители ушли на работу, она написала им прощальную записку, в которой говорилось, что она просит у отца прощения за то, что она плохая дочь, просила родителей простить ее, потому что она их предала, и теперь уже измениться не может. Затем написала фломастером на руках и на груди: «Я шлюха, ненавижу вас», взяла бельевую веревку, забралась на дерево и на ветке дерева, расположенной напротив окон их квартиры на втором этаже, повесилась.

Последующее расследование обнаружило в написанных девушкой стихах любовные строки, посвященные отцу. Отец отрицал какие-либо парафилические особенности в их отношениях. Случай неясный, в некотором роде двусмысленный - некоторые его детали дают повод для предположений о готовящемся инцесте. К ним можно отнести: текст на теле дочери носит демонстративный и косвенно обвинительный характер (очевидно, в адрес родителей и в контраст содержанию записке и стихов), а также место и высота повешения, затрудняющие возможность легко уничтожить дополнение к записке, категорический запрет на встречи за пределами школы, бурная реакция отца и др. Так или иначе, но не исключено, что именно специфическая реакция родителей на несанкционированное начало сексуальной жизни дочери усугубили ее состояние и подтолкнули к роковому шагу - такому выходу из амбивалентной ситуации, в которой она оказалась, а не только общее осуждение родителей раннего и добрачного секса, факта возникновения интимных отношений с одноклассником и предание их гласности в школе.

Нападающие-преступники. Анализ уголовных дел показывает, что насильник почти всегда спланировал и изучил возможные реакции потенциальной жертвы. В случае инцеста ребенок продолжительное время приручается, подготавливается, привлекается к разным играм, пока не оказывается готовым к половому акту.

Насильники часто знакомы детям, многие из них нравятся детям или стараются им понравиться. Это близкие, соседи или друзья, которых ребенок знает, кому доверяет и часто даже любит. Детей используют не незнакомые люди, пожилые или старые и лица с неординарной или патологической внешностью и странным поведением. Статистика Канады показывает, что 85,0-90,0% насильников хорошо известны детям, в том числе 35,0-40,0% являются членами семьи.

Многие из нападающих сами в детстве были подвержены сексуальному, физическому или эмоциональному использованию и теперь продолжают эту цепь сексуального использования. Иногда насильники вообще предпочитают отношения с детьми и избегают близких отношений со взрослыми. В других случаях они могут состоять в браке, и у них могут быть семьи.

Хотя сексуальное использование ребенка и является нападением сексуального характера, бывают случаи, что оно является следствием несексуальных потребностей. Например, в периоды стресса нападающему трудно найти способ его преодоления; ребенок менее опасен, чем взрослый, поэтому он сексуально использует ребенка, чтобы освободиться от напряжения и почувствовать себя лучше.

Нападающий (и только он) ответственен за содеянное. Преступники нередко настаивают, что ребенок сам идет на подобные отношения, ведет себя вызывающе или сразу же согласен; девочки-девушки сами желают быть изнасилованными, так как ведут себя и одеваются вызывающе, соблазнительно. Перенос вины взрослого на жертву-ребенка (который всегда является в большей или меньшей степени зависимым и подчиненным по отношению к взрослому) - это самое распространенное поведение нападающих для собственного оправдания. Инициатива сексуального насилия и вместе с тем ответственность в конечном счете лежат на нападающем, обусловлена отсутствием у него соответствующей мотивации и воли, чтобы справиться со своим эмоциональным и сексуальным напряжением и влечением. Ни один ребенок не в состоянии соблазнить ребенка на действие, сущность которого он реально не знает. Ребенок ни при каких обстоятельствах не может нести ответственности за случившееся. Пассивность и несопротивление ребенка не должны быть истолкованы как согласие к сексуальным отношениям. Наиболее часто - это непонимание ситуации или эмоциональный шок, свидетельствующий о беспомощном состоянии жертвы. Статистика показывает, что число сексуального использования умственно отсталых детей ничтожно.

Часто нападающий не в состоянии контролировать свое «использующее» поведение. Надо отметить, что некоторых нападающих не тревожат состояние и ощущения ребенка-жертвы, однако большая их часть стремится не травмировать или ранить ребенка. Некоторые из них испытывают угрызения совести и подлинное желание прекратить преступный образ жизни. Но даже если эти мысли посещают насильников, обычно они продолжают использование ребенка. В редких случаях, если они все же прекращают сексуальное использование ребенка, то все равно ребенок остается без квалифицированного медицинского или психологического ухода.

Известно, что большинство такого рода сексуальных преступников отрицают или считают минимальным то зло, которое они причиняют своим жертвам. Приведу пример прискорбного события, который произошел с одним сотрудником полиции.

В полицию, по месту работы мужа, обратилась возмущенная женщина, которая случайно обнаружила в его портфеле фотографии их 11-летней дочери, страдающей детским церебральным параличом. На фотографиях она была обнаженной, в различных сексуальных позах. С 6 лет она помещена родителями в специальное детское учреждение. Отец иногда брал ее на выходные домой, и когда жены не было дома, сексуально ее использовал и фотографировал. На допросах он оправдывался тем, что дочери это нравилось, что для нее это была единственная радость, что она сама его об этом просила, и т. п. В процессе следствия выяснилось также, что он фотографировал обнаженной свою жену, а потом захотел расширить свою порнографическую коллекцию.

Насильникам свойственны следующие особенности:

- они собственники и слишком покровительственны;

- держатся в стороне от других;

- злоупотребляют алкоголем или медикаментами;

- стараются манипулировать другими (во что бы то ни стало оказывать влияние на других);

- беспричинно злы, сердиты;

- охвачены мыслями о сексе;

- находятся в такой ситуации, что им легко доступна жертва;

- обладают суггестирующим или соблазнительным поведением или речью;

- боятся своих наиболее глубоких ощущений и их открытых проявлений, делают из них заветную тайну;

- испытывают наслаждение от физического контакта с детьми;

- могут быть бесцеремонными;

- осторожны и предусмотрительны;

- выбирают ситуации, в которых им обеспечен доступ к потенциальной жертве, например, присмотр за детьми, когда они одеваются (раздеваются), моются;

- именно детей воспринимают и используют для своей эмоциональной поддержки;

- сами в детстве были подвержены сексуальному использованию.

Кто является виновником? С обывательской точки зрения, детей используют незнакомые, престарелые мужчины с необычной, неординарной внешностью и странным поведением, которые появляются неизвестно откуда, и что использующие детей являются гомосексуалистами. Но статистика США показывает, что большинство насильников являются мужчинами гетеросексуалами, а большинство жертв - лица женского пола, виновником же, как правило, является человек, хорошо знающий ребенка и часто повседневно с ним встречающийся.

Нападающими могут быть «обычные» люди:

- родители (отец или мать);

- приемные родители;

- братья, сестры, другие дети;

- друзья семьи;

- люди, чье положение открывает им доступ к детям: няни, люди, ухаживающие за детьми, учителя, воспитатели, детско-юношеские предводители, врачи, тренеры.

Где это происходит? Для того, чтобы сексуальное использование ребенка стало возможным, нужен удобный случай, когда виновник остается дома, в комнате или в каком-либо другом уединенном месте, вне дома наедине с ребенком. В нетрезвом состоянии это может произойти и более открыто, хотя нападающие часто винят алкоголь и наркотики. Это популярное оправдание насильников, аргументирующее их длительно планируемые, заранее обдуманные и фантазией рожденные замыслы, а воздействие алкоголя лишь быстрее устраняет сдерживающие и корректирующие нормы поведения. Анализ предшествующих отношений насильника и жертвы показывает, что обычно насильником подменяются признаки, указывающие на истинные намерения, которые, вероятнее всего, в той или иной форме (может быть, и не преступной) рано или поздно были бы им осуществлены.

Каким образом виновник располагает к себе ребенка?

Наиболее используемым способом расположения к себе ребенка является возбуждение сексуального действия как игры, которая рождает веселье, смех. Иногда ребенку покупают сладости, дают деньги, проявляют заботу и доброжелательность. Поначалу невинные игры и веселье кончаются конкретным и целенаправленным сексуальным действием. Если в это время ребенок пытается оказать сопротивление, особенно в случае боли, то тогда в ход идут угрозы или физическое насилие.

Пример. Была задержана группа из пятерых детей-подростков (мальчиков) в возрасте - 6 и 8 лет, а также братьев 10, 12 и 16 лет. Они занимались друг с другом развратными и сексуальными действиями. Результаты расследования показали, что инициатором сексуальных игр стал 8-летний мальчик, который и вовлекал других детей. Он обнаружил в доме спрятанную родителями видеокассету с порнофильмами. Ознакомившись с ними сам, он затем стал смотреть их вместе с младшим братом, а 6-летний стал рассказывать о том, что у них есть дома, старшим детям во дворе, которые затем и организовали разнообразные формы, в том числе, «настоящего» сексуального общения, с применением насилия по отношению к младшим детям.

Как долго это продолжается? Сексуальное использование ребенка редко представляет собой одиночные случаи. Чем дольше оно продолжается, тем серьезнее последствия, труднее их потом преодолеть, тем серьезнее травма, нанесенная ребенку.

Первое, что требуется сказать ребенку:

-Я тебе верю.

- Ты не виноват. Это не твоя вина, что с тобой так случилось.

- Ты не единственный на свете, с кем так случилось. Иногда взрослые обижают детей, ведут себя нехорошо.

- Ты хорошо сделал, что мне об этом сообщил.

-Я найду возможность тебе помочь.

-Я найду возможность, чтобы это никогда больше не повторилось.

Поддержите детей! Выслушайте их!

- Сделайте так, чтобы ребенок знал, что Вы готовы его выслушать в любое время!

- Спрашивайте, что случилось, однако не делайте это слишком активно - не создавайте ощущения давления!

- Разговаривайте с ребенком в спокойном, безопасном месте, где никто не мешает! Разрешайте ребенку рассказывать о случившемся его же словами, не вдаваясь в детали! Избегайте употребления незнакомых ребенку медицинских или других специальных терминов. Беседа с ним - это не «интервью» ребенка, детальные расспросы пусть останутся прерогативой специалистов.

Верьте детям!

- Примите рассказ ребенка (признайте его рассказ правдивым) даже в случае, если этому трудно поверить, опознать нападавшего, что это - сексуальное нападение! Рассказывая о том, что был сексуально использован, ребенок, не лжет, если при анализе в уголовном деле всплывают факты, которых ребенок не мог знать, если у него не могло быть подобного опыта. Казалось бы, можно допустить, что ребенок выдумал это - увидел в ТВ, в видеофильмах, или мать подучила его, чтобы досадить мужу или извлечь из устранения мужа выгоды. Но ребенок не в состоянии от увиденного в фильме знать мельчайшие делали о половом акте, таким же образом ребенку невозможно внушить ощущения, переживания, которых он не испытал.

Вместе с тем психологу и следователю надо быть внимательным и осторожным в выводах, потому что, хотя и редко, но бывают случаи, когда ребенок может достоверно описать сексуальные отношения, в которых сам не участвовал. Бывают случаи, чрезвычайно редкие, когда ребенок подробно описывает якобы случившееся с ним сексуальное событие, а психолог может придти к ошибочному заключению о том, что сексуальный контакт имел место. Например:

В полицию обратилась мать 10-летней девочки, которая рассказала ей, что днем, когда она одна дома, к ним в квартиру приходит их 18-летний сосед по подъезду, и у нее с ним происходят половые отношения. Девочка подробно рассказывала, рисовала и показывала на куклах-муляжах, каким образом они это делали. Она описывала запахи, свои ощущения от прикосновений к телу парня, вела записи этих встреч. По результатам психологического обследования девочки психолог сделал заключение, что весьма вероятно, что она вступала в сексуальные отношения. На допросе подозреваемый полностью отрицал сексуальный характер отношений с девочкой. Проведенное позднее медицинское обследование не подтвердило предположения психолога о наличии сексуальной связи. Ошибка психолога во многом объяснялась тем, что, как выяснилось позднее, он не учел, что у девочки раннее сексуальное созревание, повышенная чувственность, склонность к фантазированию и романтическая мечтательность.

Если пострадал Ваш ребенок или же нападающий является членом Вашей семьи, Ваша первая реакция может быть особенно эмоциональной. Старайтесь сохранять возможное спокойствие и не проявлять резко своих эмоций. Вы можете чувствовать гнев (это естественно), однако его следует сдерживать, чтобы не испугать ребенка.

Психотравмы у детей, подвергшихся сексуальному насилию. Дети, которые были сексуально использованы, всегда чувствуют себя пораженцами даже в тех случаях, когда у них нет физических травм и к ним не применялось физическое насилие. Чувство потери является горьким опытом ребенка, так как он уже не ощущает себя таким, как прежде. Даже если физическая травма, боль или страх были кратковременными, чувство утраты чего-то может сохраниться надолго. Многие из них испытывают длительные тягостные переживания: чувство потери, вины; страх, угнетенность, низкая самооценка, утрата чувства доверия, способности к самоутверждению, подавленный гнев (злость) и недружелюбие (враждебность); недоверчивость, неясность границ социальной роли, путаница в сфере распределения социальных ролей; псевдозрелость, сопровождающаяся неудачами в развитии, недостаточность самоконтроля.

Девочки-подростки после сексуального насилия чувствуют страх и задаются вопросом:

- Буду ли я нормальной, когда вырасту?

- Все ли будет хорошо, когда захочу выйти замуж?

- Смогу ли иметь детей?

- Захочет ли кто-то вступить со мной в близкие отношения, если узнает, что я - «такая»?

Подобные вопросы особо обостряются, если девочка-подросток после сексуального использования беременна. Опыт беременности, аборт или вынашивание и роды могут создать проблемы в субъективном отношении к своему телу. Это замечено также в случаях венерических заболеваний, сопровождаемых длительным лечением или операцией.

Помимо этого окружающие определенным образом реагируют на происшедшее. Сверстники нередко проявляют повышенное любопытство, жалость, отвращение или даже неприязнь, расспрашивают жертву, не считаясь с ее эмоциями и чувствами. Если о происшедшем пишут в газетах, хотя бы и замаскированно, тем не менее, жертвы бывают расшифрованы и идентифицированы, поскольку общество «любопытствует» и не считается с переживаниями членов семьи потерпевших.

Жертвам, уже повзрослевшим, часто трудно подыскать себе супруга(у); по разным причинам они заключают неблагоприятные браки и какие-либо другие сделки; им свойственно портить свои успехи и карьеру; для них характерны пристрастие к алкоголю, затруднения при выборе и приеме пищи, пользование медикаментами, риск и принудительные действия; невозможность иногда определить причину своего одиночества; бывает страх перед сексуальными отношениями или они становятся неразборчивыми.

Родители жертвы. Случается, что родители игнорируют признаки, даже очевидные травмы у пострадавшего ребенка: угнетенность, апатию, неожиданно возникшие трудности в учебе и проблемы в школе, фобии и боязнь темноты, незнакомых, одиночества; отчуждение сверстников, друзей, близких. Нередко родители, отказываясь от психологической помощи и психотерапевтического лечения, оправдываются: «Мы уверены, что ребенок все сам забудет, а вы будете только оживлять прошлое и показывать его намного неприятнее. Вы не позволяете ребенку забыть происшедшее». На самом же деле родители желают забыть происшедшее, они также чувствуют себя травмированными, понимают свою вину и ответственность за ребенка. Признать необходимость лечения ребенка - значит усилить и свои родительские негативные реакции. Поддержка необходима не только потерпевшему, но и его близким, особенно родителям, и нередко даже большая, чем самому ребенку.

 

Продолжение здесь>>>

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ либо войти на сайт под своим именем.
Имя:*
E-Mail:*
Комментарий:
Введите два слова, показанных на изображении: *

Мы рады, что Вы посетили наш портал, который посвящен одному из самых важных аспектов жизни, а именно семье и всему, что с ней связано. Это такие вопросы,как семейные отношения, быт, развитие детей, отдых, увлечения, образование, а также карьерный рост. На нашем портале Вы можете не только пополнить свой багаж знаний, но и приобрести практические навыки по многим направлениям.