История появления Рода в поле зрения специалистов по славянской мифологии

1
114

История появления Рода в поле зрения специалистов по славянской мифологии Л. С. Клейн излагает так:

В 1846 г. И. И. Срезневский (1846), разбираясь в образах славянской мифологии, выделил Рода как дух или привидение. Но после открытия в 1850 г. С. П. Шевырёвым Паисьевского сборника со «Словом Св. Григория об идолах (XII ст.)» («Слово святаго Григория изобретено в толцех о том, какое пьрвое погани суще языци кланяшеся идолом и требы им клали») представление ученых о Роде изменилось. Уже вскоре Срезневский (1851) писал о Роде как об «особенном языческом божестве сродни с Рожаницей-Артемидой и, следовательно, важном». Рожаницу он сопоставлял не только с греческими «девами жизни» — мойрами, но и с греческой Тихе, богиней судьбы (Срезневский 1846; 1855). В те же годы вышли и специальные статьи о Роде — Д. О. Шеппинга (1851) и А. Н. Афанасьева (1855; также 1869, III: 319—320, 368, 386—389), в которых статус Рода был поднят еще выше.

Греческий оригинал «Слова Св. Григория об идолах (XII ст.)» посвящен развенчиванию античных культов богини-матери и бога-сына, празднование этих культов в вольном переложении русских книжников было названо родопочитанием. Сам пересказ начинается с привязки к античным образцам: «Кто беснуется, принося жертвы матери беса богине Афродите, Коруне — Коруна же является матерью антихриста — и Артемиде, рождению проклятой Диомисии из ягодицы (то есть Дионисе, рожденном, как известно, из Зевсова бедра). И недоношенный плод (почитают) и Гермафродита … Тем же богам требу кладут и творят и славяне: вилам, Мокоши-деве, Перуну, Хорсу — Роду и Рожанице…».

Затем «Слово Св. Григория об идолах (XII ст.)» ещё более стремится к развенчиванию «Рода и Рожаницы» — речь идет о тех, которые почитают «…проклятого же Осирида (то есть Осириса) рождение. Мать же, рождая его, впала в безумие, и потому его стали почитать как бога… А от тех обычай издревле переняли халдеи и начали требы творить двум своим богам Роду и Рожанице после рождения проклятого и скверного бога их Осирида. О том же Осириде повествует книга лживая и скверная сарацинского жреца их Мохамеда и Бохмита проклятого, что он родился через нелепый проход, чего ради его и назвали богом… Оттуда же начали эллины ставить трапезу Роду и Рожаницам, также египтяне, также римляне, также и к славянам дошло: вот и славяне начали ставить трапезу Роду и Рожаницам — ещё до Перуна, бога их; а прежде того клали требы упырям и Берегиням».В этом тексте христианская Богородица и её непорочно рождённый сын-Бог должны вытеснить прочих языческих «рожениц» и «родов» с их противоестественными и гадкими обстоятельствами появления на свет.

По мнению Н. И. Зубова, вышеуказанные отрывки свидетельствуют, что Род и Рожаница — это широко распространённый в античном и восточном мире сюжет о божественных Матери и Сыне (например, Исида и Гор), перенесённый в древнерусскую книжность из Византии. Просто имя Сына сохранилось как имя собственное, а имя Матери — нет. Поэтому нет никаких оснований считать Рода каким-то абстрактным божеством или одним из верховных божеств, и уж тем более неуместно проводить к нему параллели из монотеистических систем.

Упоминают Рода и другие русские книжники. Так, например, рукописный комментарий к Евангелию XV века, «О вдуновении духа в человека», противопоставляет Рода самому христианскому богу: «То ти не род седя на воздусе мечет на землю груды и в том ражаются дети … Всем бо есть творец бог, а не род»

По Б. А. Рыбакову эта цитата свидетельствует о первенстве Рода в славянском пантеоне, аналогичном безоговорочному первенству и единству монотеистического бога иудео-христианской традиции. В XVI веке в «Уставе преподобного Саввы» находим такой исповедальный вопрос: «не сблудила ли с бабами богомерзкие блуды, не молилася ли вилам, или Роду и рожаницам, и Перуну, и Хорсу, и Мокоши, пила и ела?»

Слависты конца XIX — начала XX века стали на ту точку зрения, что Род — собственное имя забытого славянского бога, а в 1970-90-х Род становится главным славянским божеством в реконструкции пантеона, предложенной Б. А. Рыбаковым.

 

Данные свидетельства интересны тем, что приводится самобытная система верований, которая упоминается, в том числе и автором «Слова об идолах». При этом он считал культ Рода одной из мировых религий, которая некогда господствовала в Египете, Вавилоне, Греции, Риме и славянском мире. Он сопоставляет Рода с египетским богом Осирисом. В одном из списков «Слова об идолах» (Паисиевском) есть дополнение, где Род и рожаница уподоблены эллинским Артемиду и Артемиде. Однако в античной мифологии не существует бога Артемида: единственное мужское божество, близкое Артемиде — это ее брат Аполлон. Итак, в поисках аналогий Роду автор обращается не к мелким божествам, а к божествам наивысшего ранга.

Рода еще почитают, как божество, воплощающим единство рода, те единство потомков одного предка, ограничивая его рамками семьи. Порою он рассматривается старшим над рожаницами, но, опять-таки, в пределах только одной семьи или одного княжеского дома. Тем самым принижается роль центрального персонажа славянской мифологии.

По представлениям древних славян, с верой в Рода и рожаниц соединялась идея судьбы, предопределения. Случайности, подстерегающие человека, не могли не поражать его фантазию — тем более, что в первобытном своем состоянии он всецело отдавался матери-природе, и все, что ни случалось с ним, объяснял влиянием добрых или враждебных сил, действующих на него извне. По мнению древних, жизнь, со всеми ее радостями и бедами, уже наперед определялась при самом рождении младенца. На такую связь Рода и рожаниц с судьбою указывает народная поговорка: Так ему на роду написано!

Несомненно, что славянское понятие, обозначенное словом Род, включало в себя идею плодородия, урожая (на это указывают слова с корнем «род» — «рож»). Для славян, занимающихся земледелием, было совершенно естественно сочетать в одном понятии судьбу и урожай, ибо их судьба напрямую зависела от урожая. Поэтому Рода надо расценивать как очень значительное божество плодородия, повелевающее землей.
В одной русской рукописи XVI в. говорится: «то ти не Род седя на воздухе мечет на землю груды и в том раждают-ся дети». Таким образом, Род выступает не в качестве олицетворения рода, а как сам Создатель. Язычники именно Рода считали создателем новой жизни на Земле.

Для того чтобы родились дети, языческий бог должен сбрасывать с неба какие-то «груды», способствующие рождению. Наиболее вероятно, что это слово означало просто дождевые капли («грудие» — капли, «грудие росное» — капли росы, «градные груды» — дробинки града). Рукопись же эта опровергает мнение язычников, что возникновение жизни на земле производится Родом, орошающим Землю небесными каплями, вследствие чего рождаются дети. Здесь Род выглядит Зевсом, сошедшим к Данае золотым дождем. Далее Род представляется не только продолжателем жизни, но и творцом мира: «Всем бо есть творец бог, а не Род», как описано в церковном наставлении против язычества у христиан.

 

Ценным свидетельством о значимости Рода и рожаниц является «Слово Исайи пророка, истолковано святым Иоанном Златоустом о поставляющих вторую трапезу Роду и рожаницам». Это поучение посвящено исключительно культу Рода и рожаниц. Считается, что «Слово Исайи пророка» создано не позже середины XII в., близко по времени к Слову об идолах». «Слово Исайи пророка» представляет собой сокращенный пересказ 65-й главы Книги пророка сайи, входящей в Библию. Смысл создания этого произведения заключался только в том, чтобы обрушить всю тяжесть библейских проклятий на Рода и его двух рожаниц, автор приравнивает Рода к могущественному Ваалу, «шествующему по небесам», Род рассматривается как соперник библейско-христианского Бога-Отца — создателя всего сущего на Земле. Примечательно упоминание неизвестного автора о том, что, по мнению язычников, Род «сидит на воздухе», т. е. находится где-то на небе, в божественной сфере. Этим еще раз Род уравнивается с Ваалом, «ездящим на облаке».

Интересно рассмотреть древнерусские слова, часть из них и упомянули выше по тексту, содержащие корень «род». Ранее уже упоминалась первая группа слов, связанных с понятием родства и рождения: род, народ, родичи, родня, родина, рождать, природа, урожай. Кроме названной группы слов, существуют слова с этим корнем — это обозначение воды, водного источника — «родища», родника, а также и цветов, растущих около воды, — лилий («родий»). И последняя группа слов, объединенная смысловым понятием: огненное, красное пламенеющее, молниеподобное: родиа — молния; рдеть, рдяный— красный, краснеть, родьство — геена огненная («родьство огньное» — так переводили понятие пекла славянские переводчики в разных городах и в разные века), родиа — плод граната. Слова-омонимы, обозначающие молнию и плод граната, позволяют уяснить, о какой именно молнии идет речь, — красному круглому гранату подобна лишь шаровая молния.

Связь Рода с молнией и громом объясняет нам афоризм Даниила Заточника: «Дети бегают рода, а господь пьяного человека».Таким образом, Род предстает перед нами всеобъемлющим божеством Вселенной со всеми ее мирами: верхним, небесным, откуда идет дождь и летят молнии; средним миром — природы и рождения; и нижним — с его «огненным родством». Теперь становится понятным противопоставление Рода христианскому богу, вседержителю Вселенной Саваофу. В ранних переводах библейской книги Бытия, в которой повествуется о сотворении мира, именуется «Родьство», а бог-творец — «рододелатель».

 

А что же неизменные спутницы Рода — рожаницы?

 

Как могло получиться, что Род, равный христианскому божеству — Творцу Вселенной, в источниках всегда упоминается с рожаницами — божествами, меньшими по масштабу? Ответ можно получить, если вспомнить античных мойр, с которыми часто сопоставляют рожаниц: ведь мойры — богини судьбы человека, были дочерьми Зевса и Фемиды. Зевс повелевал миром, а мойры выражали волю богов, прядя нить жизни или обрывая ее в назначенный срок. Мойры также относятся к Зевсу, как, например, христианские ангелы-хранители—к Саваофу. Благодаря этим сопоставлениям становится более понятной связь Рода и рожаниц.

Культ рожаниц как женских божеств, покровительствующих рождению, должен был быть многозначным, в нем объединялись и черты культа общей плодовитости (людей, промысловых зверей, домашнего скота), и представления земледельцев о богинях урожая. Может быть, корни культа рожаниц надо искать в древних верованиях праславян в оберегающие силы — берегини. С культом рожаниц могли быть связаны мифы охотничьих народов о двух небесных хозяйках, полуженщинах-полулосихах. Рождающих всех земных лосей и оленей на потребу людям и волкам.

Две богини, мать и дочь, присутствуют и в греческой мифологии: Деметра и Персефона — южная пара, Лето и Артемида — .Северная пара, к которой близка славянская пара «рожаниц» — Лада и Леля, в свою очередь, сближающаяся с литовской Великой Ладой (Дидис Лада).

Культ рожаниц отличался от остальных языческих обрядов прежде всего своей явностью, открытостью, торжественными пирами в честь богинь, частично замаскированными празднествами Рождества Богородицы. Принявшие христианство русские люди ХІ-ХІІ вв. все еще, по свидетельству автора «Слова об идолах», устраивали трапезы Роду и рожаницам с соблазняющей всенародностью; в противоположность этому «кладение треб» другим языческим богам производилось тайно.

Во всех христианских поучениях против язычества все славянские божества упоминаются обычно общим перечнем, но Род и рожаницы всегда выделяются особо. К трапезам в честь этих божеств авторы поучений возвращаются повторно. Эти языческие пиры занимали видное место. Рожаничные трапезы особенно тревожили церковников как самое заметное и неистребимое проявление язычества.

Календарное место праздника рожаниц в годовом цикле объясняет его значение и торжественность рожаничных пиршеств. День Рождества Богородицы для всех восточнославянских областей — это праздник урожая, праздник завершения главнейшего цикла земледельческих работ. Страда закончена, хлеб — в закромах, урожай окончательно известен. Именно этот урожайный характер праздника и определял состав яств на рожаничных трапезах: хлеб, каши из разных круп, сыр, творог и хмельной мед.
Вплоть до наших дней православная Церковь на праздник Рождества Богородицы производит «благословениехлебов». Таким образом, языческая сущность праздника вошла в конце концов в церковную практику.

Ритуальные пиры в честь Рода и рожаниц, по-видимому, происходили так: после уборки урожая устраивалось «собрание», на котором пелись песни, порицаемые церковниками, поедались кушания из продуктов земледелия и ходили по кругу чаши с медом. Древний праздник Рода и рожаниц стал «второй трапезой», организуемой после церковного дня — вероятно, на следующий день, 9 сентября.

 

Итак, главный праздник Рода и рожаниц был общественным осенним праздником урожая. Вторично Рода и рожаниц чествовали на Рождество Христово (после 25 декабря). Оба эти приурочения к христианским праздникам объясняются не только вполне понятными и очень древними представлениями о необходимости благодарить богов за урожай и о зимнем солнцестоянии как переломном моменте зимы, но и тем, что и в том и в другом случаях в христианской мифологии действуют рожаницы — рожающие богини. В первом случае — это Анна, родившая Марию, а во втором — Мария, родившая Иисуса. Христианские персонажи легко слились с древними языческими рожаницами, что и позволяло широко праздновать древнее благодарственное моление под прикрытием церковных обрядов.

Используемые источники:

— Повесть временных лет. Ч.1. М.-Л., 1960
— Повести древних лет. Л., 1984..
— Азбукин А. Очерк литературной борьбы представителей христианства с остатками язычества в русском народе// Русский философский вестник. 1896. № 2.
— Аничков Е. В. Язычество и Древняя Русь. — СПб., 1914.
— Афанасьев А. Н. О значении рода и рожаниц // Архив историко-юридических сведений, относящихся до России, кн. 2, полов.1
— Бычков А.А. Энциклопедия языческих богов. Мифы древних славян. М., 2001.
— Гальковский Н. М. Борьба христианства с остатками язычества в древней Руси, § 3
— Глинка Г.А. Древняя религия славян // Мифы древних славян. Велесова книга. М., 1993.
— Зубов Н. И. Научные фантомы славянского Олимпа // Живая старина. М., 1995. № 3 (7). С. 46-48.
— Клейн Л. С. Воскрешение Перуна. К реконструкции восточнославянского язычества. — СПб., 2004, 480 с.
— Кривошеев Ю.В. Религия восточных славян накануне крещения Руси. Л., 1988.
— Маковский М.М. Сравнительный словарь мифологической символики в индоевропейских языках: Образ мира и миры образов. М., 1996
— Мильков В. В. Древнерусские апокрифы (Памятники древнерусской мысли; исследования и тексты. Вып 1.) — СПб., 1999.
— Рыбаков Б. А. Язычество древних славян — М., 1997.
— Срезневский И. И. Святилища и обряды языческого богослужения древних славян по свидетельствам современным и преданиям — Харьков: Университетская типография, 1846.
— Топоров В.Н. Из славянской языческой терминологии. // Этимология 1986-87. М., 1989
— Панчовски И. Г. Пантеонът на древните славяни и митодологията им. — София, 1993
— Петрухин В. Я. «Боги и бесы» русского средневековья: род, рожаницы и проблема древнерусского двоеверия // Славянский и балканский фольклор. Народная демонология. М.: Индрик, 2000.
— Шеппинг Д. О. Опыт о значении Рода и Рожаницы // Временник Московского Общества истории и древностей Российских, кн. IX.

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Вам стоит обратиться либо к поставщику канцелярии, либо в типографию. Допустим, я заказывала тоже в офис блокноты, однако не простые, а с напечатанным на них логотипом фирмы. Заказ выполняли ребята из «Вольф». Они работают на рынке полиграфии с 1995 года и, несомненно, им можно доверять. Вариантов блокнотов Киев https://wolf.ua/ru/category/65a3becb2809/ у них масса, как и способов нанесения печати.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь