«Ищу родителей для дочки

0
41

В кабинет инспектора по делам опеки и усыновления пришла на прием странная «компания». Две женщины и мужчина.

«Ищу родителей для дочки»

— Подскажите, пожалуйста, какие документы нам необходимо оформить для того, чтобы я могла официально отказаться от ребенка, а эти люди — официально его усыновить, — произнесла одна из женщин — Марина Смирнова. Она не была похожа ни на алкоголичку, ни на гражданку Молдовы или Украины, приехавшую на заработки и случайно родившую ребенка, которого теперь необходимо куда-то пристроить. Это была интеллигентная дама, коренная петербурженка. Инспектор не удержалась и возмутилась поступком «кукушки». Но та в ответ поведала инспектору свою историю.

Роковое счастье

Марина встретила свою любовь, еще учась в мединституте. Сергей тоже заканчивал вуз — он разрабатывал для предприятий программное обеспечение. Создавая семью, молодые люди решили сначала встать на ноги, а потом уже планировать ребенка. Через десять лет совместной жизни, приобретя квартиру, машину и гараж, супруги вплотную занялись вопросом продолжения рода. Марина забеременела. Но при очередном медицинском осмотре врач вдруг обнаружила в груди будущей мамы небольшое уплотнение. «Вам бы надо обследоваться, а возможно и прервать беременность», — посоветовала доктор. Но Марина отвергла этот вариант — все-таки первая беременность, да еще и такая желанная! Она прошла дополнительное обследование: опухоль была маленькой и опасности для здоровья не представляла. Главное, как ей велел врач, держать эту ситуацию на контроле, сразу после родов обследоваться еще раз, и если понадобится — сделать операцию.

Марина до поры до времени выкинула эту проблему из головы. Мужа между тем повысили в должности, семья заканчивала обустройство детской. В положенный срок Марина родила девочку — Настю. О своем здоровье она и думать забыла. Все складывалось как нельзя лучше до того самого дня, когда Сергея: не стало. Когда Настя начала делать первые неуверенные шажочки, он разбился на машине.

А спустя месяц после похорон у Марины нестерпимо стала болеть грудь. Она отправилась в больницу на обследование. Получив рентгеновский снимок и результаты анализов, врач долго молчал. А потом объявил, что жить Марине осталось полгода. С учетом химиотерапии — максимум год.

Спасти дочку от детдома

Марина понимала, что виновата в случившемся сама — пустила ситуацию на самотек. Вместо того чтобы после родов бежать обследоваться, забыла об этой проблеме, кормила грудью. А жуткий стресс после гибели мужа послужил в этой ситуации «детонатором», и доброкачественная опухоль, переродившись в злокачественную, стала расти гигантскими темпами. Что же делать? Раскисать у Марины времени не было. От одной мысли, что ее дочка попадет в детский дом, женщине становилось плохо. Родители Марины ушли из жизни рано, у Сережи остался только престарелый отец — он не потянет грудную внучку. Подруги все при своих карапузах — куда им еще одна «приживалка»? Марина решила как можно скорее найти своей девочке приемную семью. Она осознала, что это станет последним и самым главным делом ее жизни.

Разместила объявление в Интернете. В ответ получила десятки писем из России и из-за границы. Одна русская эмигрантка писала из Америки, что ее муж не может иметь детей, у нее самой от первого брака взрослая дочь. Семья богата — имеет собственный дом с шестью спальнями, бассейном и большой лужайкой. Бывшая соотечественница обещала, что девочка не будет нуждаться ни в чем. Но опека ребенка иностранными гражданами — это вопрос, который решается годами, а у Марины оставались считанные месяцы…

Претенденты из Питера и Германии

Была у нее и неудачная встреча с одной петербургской семьей. По телефону поговорили прекрасно. Показалось, что люди очень милые. А при встрече все вышло как в дурном кино: нелепые вопросы, не касающиеся ребенка: «А как вы с квартирой поступите? А что с гаражом будете делать? Вы бы поторопились все переоформить на нас, а то после вашей смерти это очень трудно будет сделать…» Малышку претендентка в мамы посадила к себе на колени, а та описалась. Дама вскочила, брезгливо скинула с себя мокрое дитя прямо на пол, и бегом в ванную — брюки застирывать! Само собой, получила от ворот поворот.

В итоге остались две семьи, между которыми Марина буквально разрывалась.

Первая семья — из Германии. Муж — русский православный священник. У них с женой Верой уже была своя десятилетняя девочка. Второго ребеночка жена священника потеряла во время родов и больше не могла иметь детей. Дочь священника мечтала о сестричке, а сами отец Николай и его жена просто умоляли Марину отдать им «маленькое солнышко», обещая вечно молиться за нее и за ее мужественную мамочку. Марине трудно было устоять. Она понимала, что это не обычная мирская семья, где бывают скандалы, где проскакивает мат. Она верила, что ее дочурка будет воспитываться в исключительной атмосфере добра и любви. Да и вопросы с усыновлением решались легко — семья хоть и проживала в Германии, но прописка у нее оставалась петербургская. Отец Николай уже билеты взял, чтобы вылететь за Настей, а Вера была готова опекать малышку и ее мамочку, находясь у постели умирающей, до последнего дня.

Настя сама выбрала папу

Но пока Марина ждала прилета русских немцев, она решила познакомиться с парой из Москвы. Муж — 45-летний профессор, читает лекции в университетах многих стран. Жена — музыкант. Пять лет назад они пережили свою семейную трагедию — умерла их единственная семилетняя дочь. А иметь других детей они были не способны. У Марины не созрело еще никакое решение, но выбор сделала сама Настя, которой едва исполнился год и три месяца. Москвичи пришли к Марине, и едва только успели присесть на кухне, как малышка с плюшевым цыпленком пришла туда и сразу направилась к Александру. «Ко-ко», — показала она на цыпленка. Потом показала на маму: «Мама». А потом перевела пальчик на гостя и произнесла: «Папа». Воцарилась тишина. С того самого момента профессор-москвич действительно стал для нее папой.

12 лет спустя…

Настя уехала в Москву, когда ей было полтора года. Марина к тому моменту уже стала совсем сдавать. Все чаще она лежала в больнице, и, оформив все документы на московскую семью, сама предложила им не дожидаться в Питере ее ухода, а увезти малышку в Москву. «Так будет проще, в этом возрасте она меня быстро забудет и до совершеннолетия не будет ничего знать», — решила Марина, и приемная семья сделала все так, как она попросила.

:Когда Насте исполнилось два годика, ее мама скончалась в одной из больниц Петербурга. Девочка забыла Марину. Новые родители ее очень любят, они живут душа в душу.

Сейчас Настюше 4 года, она уже ходит в садик и учится читать по слогам. У нее беззаботное счастливое детство. А через 12 лет, согласно завещанию Марины, Настя получит по почте письмо из нотариальной конторы, из которого узнает, что она не москвичка, а петербурженка. И что в родном городе у нее есть двухкомнатная квартира, гараж и… могила отца и матери.

Яна Ярещенко

Фото Замира Усманова

МК-цифры

Ежегодно в России выявляется 105-110 тысяч детей, оставшихся без попечения родителей. 75-80 процентов из тех, что передаются на воспитание в семьи, оказываются взятыми под опеку и попечительство близкими родственниками.

МК-комментарий

Закон разрешает

Как нам прокомментировала ситуацию инспектор по опеке и попечительству одного из районов города Елена Борисова, в ее практике такого трагического и одновременно трогательного случая не было. Хотя, безусловно, случается всякое:

— Бывает, что от детей отказываются и нормальные родители. Например, разводятся, и не могут решить, кому «сплавить» ребенка. Что касается случая Марины, то законом он предусмотрен. Речь идет о вынужденной опеке, которая устанавливается над ребенком в случае смерти родителей, лишения их родительских прав, недееспособности, тяжелой болезни, отбытия наказания в исправительных учреждениях. Чаще всего в таких жизненных ситуациях под опеку берут ребенка либо его близкие или дальние родственники, либо соседи, друзья, сослуживцы кровных родителей. В таких случаях мы только идем им навстречу. Ведь ими движет чувство сострадания и долга, а не мотивы выгоды. Если таких близких людей не оказалось, органы опеки сами подбирают ребенку семью из тех людей, которые уже обратились к ним с желанием взять ребенка под опеку или усыновить и которые уже прошли необходимые проверки и экспертизы, собрали соответствующие документы.

А как у них?

В Америке процедура усыновления для приемных родителей сложнее, чем в России. Там родители проходят строжайший отбор и специальные курсы. Только после соблюдения всех формальностей они попадают в банк приемных родителей. Средняя очередь из желающих усыновить белокожего ребенка — два года. На одни только издержки при оформлении семьей может быть затрачено от 30 до 60 тысяч долларов. Если у ребенка, оставшегося без попечения родителей, нет ближайших родственников, новую семью ему подбирают специалисты. Скорее всего, это будут уже отобранные семьи из банка родителей, а не соседи или друзья.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь